Интерактивный литературный клуб "Начало"


Vox audita perit, littera scripta manet - Рукописи не горят.

Последователи Вавилона

Наша проза.

Последователи Вавилона

Сообщение Кира Оксана Валарика » 26 сен 2016, 17:34

Предисловие

1543 год.


Что такое неизвестность? Лично меня это никогда не интересовало. Слово и слово, его значение вполне понятно. Но однажды знакомая девчонка спросила меня, что это такое. И я попытался объяснить ей, как мог. Что неизвестность – это нечто неизвестное (а чего вы ожидали, я тогда был ребенком). Но я ошибался.
В тот день я понял, что неизвестность – это страх.
В какой-то миг, когда хрипящая лошадь неслась по ночному лесу, освещенному косыми лучами луны, когда новый вдох принес запах дыма, когда стало казаться, что я слышу крики. Именно тогда я осознал, что неизвестность – это страх. 
А когда взмыленная лошадь остановилась на краю пожарища, я понял еще одну истину. Страх – это реальность. Реальность, заключенная в пылающих домах, алеющей кровью и отблесками огня земле, и черном дыму, закрывшему звезды и луну, несущем запах гари и смерти.
Но эта истина была ложью. Ведь дрожащий в огненных отблесках черный силуэт пояснил мне, что настоящая реальность – это вечность. Вечность, наполненная страхом. Страхом, болью и тьмой. Вечность, наполненная бегом.
И время не в силах это изменить.


Глава 1

Наши дни


- Твое сердце наполнено болью. Я чую это в твоем запахе.
Она идет по кругу, обходя упавшего на колени человека.
- Они все мертвы…
- Ты хочешь последовать за ними? – в ее голосе слышится улыбка.
- Мне незачем больше жить.
- Или же ты хочешь мести? – шепчет она, стоя за спиной, и наклонившись почти к самому уху, будто и не слыша ответа. – Мести за их жизни? За их боль? За их смерть? За… себя? За то, что они разорвали тебе душу?
Ее кровь крупными каплями стекает на плечо коленопреклоненного человека, расчерчивая его черный камзол мерцающими в отблесках огня линиями.



Я резко сажусь в постели, вскидывая руку с пистолетом на изготовку. Грудь ходит ходуном от сбитого дыхания, капли холодного пота стекают по вискам, взгляд мечется по темной, но пустой комнате.
Черт, опять! Это случилось снова. Лишь сон, успокойся. Лишь ночной кошмар, пора бы привыкнуть.
Медленно опускаю руку с оружием, понурив голову, потом запускаю пальцы в волосы, чувствуя ладонью жар лба. Тело пробирает крупная дрожь, по сердцу скользят острые когти страха. Столько времени прошло, а он все еще живет в душе, вырываясь ночами, отравляя сны. 
Бросаю взгляд на часы, мягко светящиеся голубым светом. 3:52 утра. Не сдержав тяжелого вздоха, поднимаюсь с кровати, все еще крепко сжимая пистолет.
Щелчок кухонного выключателя вырывает меня из темноты, заставляя на миг прикрыть глаза рукой и раздраженно сжать челюсти. «Лампочку нужно поменять». Да, это приблизительно двести восемьдесят второй раз, когда я это решаю. Походу она перегорит раньше, чем я доведу это решение до реальности.
Холодный пол под босыми ногами слегка приводит в себя, а вырвавшийся из холодильника воздух вообще срабатывает как ветер очищения. Но едва пальцы смыкаются на бутылке минералки, я замираю, даже не дыша. 
Тихий свист на грани слуха. Пронесшееся в мозгу «ооо, нет, опять» заглушает звон разбитого стекла и грохот падающего стола. В этот самый миг рука перехватывает бутылку пива, и я захлопываю дверь холодильника, так удачно прикрывшую меня от осколков. Бутылка тут же с силой врезается в висок влетевшей в комнату твари, заставив ее пошатнутся, давая время на понимание, что она вообще собой представляет. И увиденное не слишком радует. 
Их называют «рейши» - тело, напоминающее человеческое, но ступни похожи на лапы, а пальцы на руках венчают семисантиметровые когти. Кожа бледная, сероватого оттенка, за спиной нетопыриные крылья, позволяющие им прекрасно летать и оснащенные по краям когтеобразными выростами. Глаза мутно-синие, без белка, слегка мерцающие во тьме, тонкие губы скрывают (очень редко) набор внушительных клыков, а заостренные уши и гибкий хвост довершают общую картину демонической внешности. Я резко пригибаюсь, пропуская над собой крыло, и делаю пару шагов назад, отступая к двери. Тут же выпрямляюсь, снова уходя от удара крыла и вскидываю руку с пистолетом. Выстрелы смешиваются с ревом раненного зверя и грохотом разбивающейся посуды и бытовой техники. Рейши бросается вперед, протягивая ко мне когтистые руки:
- Отда-а-ай! 
Его голос больше похож на рык, но я и так знаю что ему нужно.
- Ага, конечно, только валенки зашнурую! – я спиной вперед выскакиваю из кухни, продолжая стрелять, стараясь попасть в голову.
И последняя пуля все-таки встречается с его лбом, когда монстр пытается пролезть в дверной проем. Резко замерев, рейши падает мордой вниз, проливая синюю кровь на мой ковер. Не обращая на него внимания, достаю из-под спинки дивана новую обойму и вставляю ее в пистолет. Потом усаживаюсь на подлокотник стоящего рядом кресла и устало смотрю на мертвую тварь. Интересно, на что они надеялись, посылая одного рейши первой ступени за мной? На чудо? Так во тьме чудес не бывает, даже я это усвоил.
Так, время не стоит на месте, пора действовать. Подхожу к телу, на всякий случай пару раз пинаю его ногой, тут же наставив оружие, но посланец мертв. Отложив пистолет, приседаю рядом на корточки и на миг касаюсь указательным пальцем шершавой кожи. От места касания тут же расходится кольцо голубоватого пламени. Оно уничтожит тело, не коснувшись ничего кроме него, а мне пора собираться.
В принципе собирать-то не так уж и много чего – кочевая жизнь не дает обрасти ненужными, но милыми сердцу мелочами. Как и правило «никогда ни к чему не привязывайся».
Шероховатая ткань черной дорожной сумки уже совсем привычна в руках, как и гладкая рукоять пистолета. Я задумчиво смотрю на ставший уже почти родным белый кольт М1911, вспоминая, как радовался, когда придумали путёвые пистолеты. И как сложно было к ним привыкнуть. Но я отвлекся. Когда тебя находит нечто, типа твари, догорающей на полу за спиной, нужно смываться настолько быстро, как только сможешь. Хотя нет. Нужно смываться еще быстрее.
Быстро одевшись, я на скорую руку организовываю себе завтрак, ибо если бежишь голодным, твой бег будет недолог. Особенно если есть возможность поесть. Правда чтобы попасть в кухню пришлось перепрыгивать через объятый пламенем труп, но мертвые уже давно не могут испортить мне аппетита, это скорей по силам живым. 
Пройдя по всему дому и собрав все тайники с запасными обоймами, а так же пару УЗИ, я сложил это все на кровати, потом надел парную наплечную кобуру со старыми добрыми Викингами МР-644, и полез в шкаф. Там, под весьма скудным запасом одежды, покоится чемоданчик с чуть более серьезным оружием, который я бережно укладываю его на дно сумки. Шесть запасных обойм отправляются на специальные крепления на поясе, остальное раскладывается по коробкам и укладывается в сумку, сверху прикрываясь одеждой, тремя бутылками воды, несколькими пачками с продуктами быстрого приготовления и протеиновыми батончиками. Мелочь вроде спичек/зажигалок, компаса, динамита и нескольких осколочных гранат, я изначально не вынимал из боковых карманов. Туда же отправляется серебряный кинжал с витой рукоятью. Парочка стилетов со змееобразными лезвиями занимают привычное место в наручах. 
Собрав все свои вещи, я становлюсь в центре квартиры и, на миг сведя ладони на уровне груди, резво развожу их с стороны, создавая едва видимую сферу, которая за секунду разрастается на все посещаемые мной помещения и исчезает, очистив все следы моего пребывания.

И на рассвете дня я ухожу, закинув на плечо дорожную сумку и хмуро поглядывая на ранних прохожих. Серые глаза скрывает черная кепка, удерживающая длинноватую челку (да и остальные, угольно-черные волосы). Кожаная куртка и плотные черные брюки, заправленные в новые берцы, не производят для людей положительного впечатления, как и походка, отчего они благоразумно стараются идти по другой стороне улицы (или же это инстинкт?). Я же время от времени поглядываю на светлеющее небо, на случай если там летают не только птички. 
Мой путь лежит к ближайшему вокзалу, а значит, средством передвижения на ближайшие несколько суток станет старый добрый поезд. И знаете что? Я не слишком люблю поезда. А знаете почему? Потому что на них невозможно свернуть с намеченного маршрутом пути и уйти в сторону. Это отличный транспорт для засад! И на них не слишком скроешься в неизвестном направлении. Что в моем случае может быть весьма печально. 
Вокзал встречает меня шумом и гомоном, несмотря на столь ранний час. Недовольно поморщившись, я всё же напоминаю себе, что в толпе затеряться проще. Тебя скроют десятки мельтешащих человеческих силуэтов, а твой запах затеряется в сотне более ярких, приторных ароматов. Особенно хороша современная толпа, живая, куда-то вечно спешащая, надушенная до потери обоняния, а главное пугливая. Достаточно крикнуть "бомба" и они побегут, создавая дикий водоворот неуправляемых особей, наполняя окружающую среду запахом страха, начисто перекрывающим любые другие запахи, надежно скрывая тебя от преследователей, а иногда даже вырывая тебя из их цепких, когтистых лап. 
И все же я не люблю большие скопления людей, всю эту суету и мелькания. Сколько бы раз они не спасали мне жизнь. И как бы не нравилось мне использовать ее для своих целей, вечно гомонящие людишки не будут вызывать у меня улыбки. Но я отбрасываю лишние мысли, переходя в режим «сосредоточится на выживании», и иду к кассам, умело лавируя меж снующих туда-сюда людей.
Стоя в очереди, я внутренне концентрируюсь, настраивая восприятие и расширяя диапазон, дабы эта самая толпа не сыграла мне во вред, подпустив врагов слишком близко. Тьма внутри взметается пламенем, откликаясь на использование Силы, и приходится сжать зубы, успокаивая ее. Так всегда. Стоит потерять бдительность, и она уже тянется к душе, к сознанию, ко всему, к чему может дотянуться, пытаясь вырваться из созданной мною клетки. И ни время, ни повышение мастерства не в силах это изменить. 
Но вот билеты уже куплены, и я направляюсь в отведенное мне купе, стараясь не сталкиваться с заваленными сумками людьми. И вы спросите почему «билеты» а не «билет». И я посмотрю на вас со снисходительностью в уставших глазах и отвечу, что ответ очень прост и лежит на поверхности. Просто мне никаким боком не сдались в купе соседи, какими бы они не оказались.
I'll show you the way, the way I'm going (с) 30 Seconds to Mars
Аватара пользователя
Кира Оксана Валарика
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 131
Зарегистрирован: 23 апр 2016, 20:15

Re: Последователи Вавилона

Сообщение Кот Белый » 27 сен 2016, 09:32

Как прикажете это понимать? Не, я не про качество и интерес. Творение, как впрочем и всё твоё, совершенно. Вопрос в другом: помещать или не помещать в журнал? Будет ли продолжение? Я, честно говоря, требую продолжения банкета. Мне очень не нравится, когда кончается твой текст. Хочется читать снова. Так что делать?
Живи так, чтобы рядом с тобой было светло
Аватара пользователя
Кот Белый
Глобальный модератор
Глобальный модератор
 
Сообщения: 4443
Зарегистрирован: 15 фев 2011, 21:12
Блог: Просмотр блога (2)

Re: Последователи Вавилона

Сообщение Кира Оксана Валарика » 27 сен 2016, 15:36

Кот Белый писал(а):Как прикажете это понимать? Не, я не про качество и интерес. Творение, как впрочем и всё твоё, совершенно. Вопрос в другом: помещать или не помещать в журнал? Будет ли продолжение? Я, честно говоря, требую продолжения банкета. Мне очень не нравится, когда кончается твой текст. Хочется читать снова. Так что делать?

Продолжение будет, можно сказать, прямо сейчас. А вот насчет журнала - так не поместится же. Это как раз та работа, о которой я говорила)
I'll show you the way, the way I'm going (с) 30 Seconds to Mars
Аватара пользователя
Кира Оксана Валарика
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 131
Зарегистрирован: 23 апр 2016, 20:15

Re: Последователи Вавилона

Сообщение Кира Оксана Валарика » 27 сен 2016, 15:40

Глава 2


Поезд, размеренно покачиваясь, держит путь меж высоких холмов, а в соседнем купе плачет ребенок. Его крики заставляют сжимать кулаки, и я закрываю глаза, напоминая себе, что это лишь дитя, чем-то недовольное или напуганное.
Напуганное.
Это слово течет с кровью по венам, будоража память, так и не сгладившуюся за века. Но со временем, я добился чуть большего контроля. И сейчас я могу лишь сжимать кулаки, до боли впиваясь ногтями в ладони. 
Когда ребенок, сосредоточенно успокаиваемый матерью, замолкает, я расслабленно выдыхаю, загоняя тьму в самую глубину сознания. Она всегда откликается на мой эмоциональный фон. Поэтому поддержание спокойствия стало моим хобби. Но суть в том, что с тех самых пор, как мои губы прошептали ей «да», это самое спокойствие дается мне с трудом. И оглядываясь назад, дал бы я свое согласие снова? Да ни за что. Да, я понял свою ошибку. Но было слишком поздно. Осознания всегда приходят с колоссальным опозданием. Это, наверное, такая шутка Высших Сил. Если у них такое же чувство юмора, как и у нее. 
За окном плывут ярко-зеленые деревья, а мой взор привычно ищет среди них черные тени. И мерцающие в этих тенях глаза. 
Как они находят меня? Простым прочесыванием планеты? Интуицией? Или же я излучаю некие волны, помогающие им? Мне не известно. Единственный раз, когда мне удалось поговорить с «посланником», я успел лишь узнать что именно им от меня нужно. То, что Она оставила мне. Точнее во мне. Но к тому времени я и сам догадался, что во всем виновата та встреча. Она обещала мне месть. Но не предупредила, какой ценой. И с того момента, как я услышал истину из пасти умирающей твари, я окончательно осознал, что моя жизнь не только не будет прежней, она будет иной. А если я буду себя неправильно вести, то еще и не слишком долгой. Ведь оставленное мною красноречивое «идите к черту» перевело направление их появлений с отметки «найти и привести» к отметке «убить гада и забрать Силу». А умирать я, как это ни странно, не хочу. 
Я подтягиваю ноги к себе, скрещивая их в основу «позы лотоса», прислоняюсь спиной к перегородке и кладу ладони на колени, расслабляя тело. Учитывая манеру одеваться, это может глупо выглядеть, но так мне проще сконцентрироваться. Мне нужно замаскироваться, скрыть магическое поле, чтобы если какая дрянь будет поблизости не засекла так просто. Пусть использует глаза. Если они не солгут.
Вообще тут есть несколько парадоксов. Мне было бы намного проще скрыться, если бы я использовал больше Силы. Стать невидимкой, заглушив магический фон, или создать личину и просто держать ее… Но если я буду использовать слишком много Силы – она изменит меня окончательно и я сам пойду к моим преследователям с повинной и просьбой взять в свои ряды (говорю по опыту, была у меня уже такая затея, до сих пор последствия покоя не дают). А поскольку в здравом уме я туда отнюдь не хочу, то нужно ограничить применение полученных свойств. Что усложняет попытки скрыться и заставляет кочевать по всей планете. И так по кругу. Чудесному, замкнутому кругу. И иногда я вообще не понимаю, как выпутаться из этой истории. Ибо по факту – мне придется бегать от них ближайшую вечность. И они не прекратят за мной охотиться, потому что им просто позарез нужна Сила, сокрытая во мне. А я не прекращу убегать, потому что не имею ни капли желания им ее отдавать и благосклонно позволять совершить задуманное. И этот бег длится вечность. И выхода иного нет.
Распахиваю глаза, понимая, что тьма внутри снова тянет свои щупальца. Сколько я смогу ее сдерживать? Вопрос, ответ на который мне даст только время. То зло, что сидит во мне, не успокоится, как и те, кто идет за мной. Это всё сильно смахивает на ловушку, и в такие моменты я задумываюсь, почему я? Почему Она отдала Силу именно мне? Иногда я так хочу спросить Ее об этом. Но она мертва и поток времени неизменен. И вопросы остаются открытыми, зияющими ранами в сознании.
Я привычно изучаю толпу, заняв такую позицию, при которой меня нельзя заметить с улицы. Люди заходят, люди выходят… Бесконечный поток гомонящих людей. Мне нужно найти и выделить из этой массы зернышки, которые имеют иную природу. Если таковые имеются. А потом из этих зернышек выделить тех, кто идет за мной. Обычно в толпе есть легкая примесь существ не совсем человеческого происхождения. Они прячутся на виду, растворяясь среди людей как капля крови в десяти литрах воды. Но как и кровь в воде, эти сущности можно обнаружить, имея за спиной нужные навыки. Или способности. 
Например, ведьм и магов можно опознать либо с близка, либо по магическому фону вокруг них. Вампиров – если приглядеться внимательнее, как и оборотней. Охотников (истинных охотников) можно опознать либо по ощущениям, либо по ярчукам, простыми людьми принимаемыми за собак. Многие из иных существ выходят лишь ночью, некоторые прячутся в тенях, некоторые – в вещах. Но все они меня не интересуют. Мне нужны те, кто не пройдет мимо. Те, кто захочет меня убить. 
К моему счастью большая часть из них появляются лишь ночью, опасаясь дневного светила, чьи лучи не так уж благосклонны к творениям тьмы. Днем я могу повстречать иные угрозы. Разведчиков, доносчиков, лазутчиков. Маленьких (иногда не очень) поганцев, которые дождутся темноты и побегут, радостно повизгивая, докладывать, где меня искать. Вот, например, один такой сидит на плече у милой девушки с красным чемоданом. Мягко и ненавязчиво потягивая ее жизненную энергию. Синий мерзавец, похожий на человекоподобную ящерицу, зорко поглядывает по сторонам, подмечая все до мельчайших деталей. Этого можно будет прихлопнуть. А вот зеленого гада, похожего в тени на неоновую плесень, стоит обходить стороной – у них нечто типа коллективного разума и то, что увидел один – видят и остальные, так что убивать их почти нет смысла (разве что для морального удовлетворения, если он тебя уже заметил). Благо эта сущность сидит на столбе, а не на пассажире и можно будет незаметно помахать ей ручкой, когда поезд поедет дальше.
Двери закрываются, и я отклоняюсь от окна, когда мы проезжаем тот самый столб, незаметно делая ему ручкой. 
И снова размеренное покачивание и плывущие мимо деревья.
И снова могу немного расслабиться, прилечь. Столетия бега научили меня экономить силы когда можешь. Нельзя расслабляться полностью, но и держать постоянное напряжение тоже себе во вред. Нужно сохранять силы на моменты, когда они действительно понадобятся.
Наиболее сложно не давать волю страху. Не позволять роиться в голове предположениям, вопросам. Нельзя позволять ему выпускать свои когти и цепляться в душу. Нужно поддерживать тишину. Нужно сохранять ее, оказаться в ней. Казалось бы, за столько лет можно было бы уже и привыкнуть ко всему этому, справляться со всем этим на раз. Как справляюсь со многим. Но страх живет глубоко внутри и ничто не в силах его изгнать. 
Забиться за этот корявый пень, в тщетных попытках успокоить бешено колотящееся сердце, унять дрожь в руках, собрать мысли в кучу. Выровнять дыхание и разобраться, что делать дальше.
Это леденящее чувство, заставляющих дрожать и душу, и тело. Оно живет во мне с той самой ночи. Бьется в моем сердце. Тихо расползается, подобно некоторым видам плесени. Просачивается в сознание, подобно каплями яда. Я живу с ним уже очень давно, но так и не смог с этим ничего поделать. Лишь слабая вероятность контроля и никакой надежды на спасение. 
Тяжело вздохнув, я поднимаюсь с полки и выхожу в коридор. Немного использую Силу, запустив сканирование. 
Синий мерзавец находится через два вагона. Я иду к нему, временами придерживаясь за поручни.
И знаете что? Мне несказанно везет (да, я тот еще везунчик) - девушка-носитель находится в вагоне-ресторане. Это странно, ведь она села на поезд совсем недавно, но вот она, сидит спиной ко мне и мирно попивает кофе. А на плече ее оглядывается разведчик. Эти твари невидимы простому человеческому глазу, поэтому девушка не мечется с криками. А не мешало бы. К счастью у нее есть я, пусть она этого даже не подозревает.
Я быстро преодолеваю разделяющее нас расстояние и, как бы походя махнув рукой, зажимаю в ладони брыкающегося ящера. От моей кожи к нему протягиваются тонкие энергетические нити и начинают перекачивать его жизненные силы в меня. Это незабываемое ощущение. Прилив энергии, заряд бодрости, ощущение легкой эйфории. Я убиваю его тем же способом, что обычно использует он сам. Так сказать смерть от своего же оружия. И вскоре с ладони лишь осыпается черная, невидимая никому более пыль. 
Купив себе немного еды, занимаю место в углу, мысленно желая себе приятного аппетита. Ведь время уже за полдень, а я за сегодняшний день ел лишь раз и то фактически в четыре утра. Время от времени окидывая вагон взглядом, я ускоренными темпами поглощаю пищу. В постоянных бегах приходит умение кушать очень быстро. 
Когда возвращаюсь обратно, поезд вырывается из холмово-лесного плена на мост. Взгляду открывается широкая, полноводная река, в водах которой отражается солнце, в волнах превращаясь на тысячи тысяч сияющих осколков. Я останавливаюсь, впитывая эту красоту подобно губке. В моей жизни так редко, почти никогда, бывают моменты прекрасного, что было бы грехом просто уйти и пропустить это великолепие. 
Но прекрасное никогда не длится долго, и поезд снова влетает в лес. Я возвращаюсь в своё купе и, поставив пару "звоночков" на случай обнаружения, закрываю глаза в намерении уснуть. Ибо ночью теперь спать не сильно-то безопасно.
Последний раз редактировалось Кира Оксана Валарика 27 сен 2016, 16:04, всего редактировалось 1 раз.
I'll show you the way, the way I'm going (с) 30 Seconds to Mars
Аватара пользователя
Кира Оксана Валарика
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 131
Зарегистрирован: 23 апр 2016, 20:15

Re: Последователи Вавилона

Сообщение Кот Белый » 27 сен 2016, 15:50

Всё я поняла. Дождусь, когда будет выложено всё, перечитаю, получу удовольствие и забацаю отдельным изданием.
Живи так, чтобы рядом с тобой было светло
Аватара пользователя
Кот Белый
Глобальный модератор
Глобальный модератор
 
Сообщения: 4443
Зарегистрирован: 15 фев 2011, 21:12
Блог: Просмотр блога (2)

Re: Последователи Вавилона

Сообщение Кира Оксана Валарика » 27 сен 2016, 16:14

Кот Белый писал(а):Всё я поняла. Дождусь, когда будет выложено всё, перечитаю, получу удовольствие и забацаю отдельным изданием.

Вы меня разбалуете))
I'll show you the way, the way I'm going (с) 30 Seconds to Mars
Аватара пользователя
Кира Оксана Валарика
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 131
Зарегистрирован: 23 апр 2016, 20:15

Re: Последователи Вавилона

Сообщение Кот Белый » 28 сен 2016, 09:41

А вот мы и поглядим!
Живи так, чтобы рядом с тобой было светло
Аватара пользователя
Кот Белый
Глобальный модератор
Глобальный модератор
 
Сообщения: 4443
Зарегистрирован: 15 фев 2011, 21:12
Блог: Просмотр блога (2)

Re: Последователи Вавилона

Сообщение Кира Оксана Валарика » 28 сен 2016, 18:08

Глава 3


Темная комната. Настолько темная, что не видно ничего. Я уже знаю, что это помещение не более шести квадратных метров, с довольно невысоким потолком, абсолютно пустое. Эта темнота никогда не рассеивается, потому что это скорее бункер, чем простая комната. Холодный, почти ледяной камень стен. Повышенная влажность затхлого воздуха. Дрожащие от холода и страха руки, сбитое дыхание. 
Я стараюсь дышать через нос, размеренно и глубоко, но стараний хватает лишь на несколько секунд. Я ничего не вижу. Внутри бьется страх, что я не вижу не из-за того, что тут темно, а из-за того, что теперь лишен зрения. Я в сотый, тысячный раз ощупываю глаза под закрытыми веками, но это ничего не дает. Тело лихорадит. Пот струится по вискам и между лопаток, но мне холодно, так холодно, что я дрожу. Все что я слышу, - это свое дыхание и стук собственного сердца. Еще я иногда стучу рукоятью небольшого раскладного ножа по стенам, чтобы в этой тишине был хоть какой-то звук. Этот нож – все, что у меня осталось. Либо не нашли, либо оставили специально, не знаю.
Ощущение, что я в некоем безвременье с каждым часом усиливается и мне все труднее его прогнать…


Я резко сажусь, пытаясь понять, где я, что со мной, и что это за резкий, противный звук. Рука снова сжимает вскинутый кольт, дыхание сбито, будто я долго бежал. Страх заставляет сжимать челюсти почти до зубовного хруста. Осознание, что я в поезде, что тот звук – это звон сигнализации на переезде, и что в обозримом пространстве нет никаких врагов, позволяет мне уронить руку с пистолетом на колено и опустить голову, выравнивая дыхание. 
Все в порядке, все в порядке.
Волосы, уже давно требующие стрижки, скрывают лицо, ограничивая обзор. Почему я не обрежу их? Не знаю. Мне так нравится, наверное.
Прячу кольт обратно в сумку, заодно достав бутылку воды. Делаю пару глотков и на пару секунд прикладываю ее ко лбу, будто страдая от похмелья. Прохлада проясняет мысли, помогает справиться со страхом. Загнать его снова поглубже внутрь, сковать невидимыми цепями, заставить заткнутся.
Короткий взгляд в окно заставляет перевести глаза на левое запястье, сверяясь с черно-белыми наручными часами. Я спал четыре часа, но по ощущениям – минут десять. Разочарованно покачав головой, я снова смотрю в окно, где проплывают серые многоэтажные дома, изредка подмигивая неоновыми вывесками. Тени в города приходят раньше, чем садится солнце. Монстры приходят в города раньше, чем им было позволено ранее. В полутьме мелькающих переулков уже изредка шевелится всякая гадость, заставляя меня брезгливо морщиться. 
В такие моменты я особо остро скучаю по своему мечу. Верный бастард чистого серебра теперь надежно спрятан далеко от меня. Как это ни странно, но перевозить старинное оружие в наше время не очень просто. Тем более такие, как мой Defensor. С серебряным клинком, покрытым орнаментом, украшенной гардой и подогнанной под хозяина рукоятью. Они привлекают слишком много внимания, что мне совершенно ни к чему. 
Я грустно прикрываю глаза, вспоминая, как тяжело и непривычно было без него первое время. Рука хватала пустоту на месте рукояти, выбивая из колеи. Это пару раз меня чуть не убило, по правде сказать. 
Но время - истина изменения, и я привык. Привык к отсутствию верного друга, как привык к отсутствию покоя, к ледяному страху, к вечному бегу. 
Поезд начинает замедлять ход, и я готовлюсь его покинуть. И да, я брал билеты с конечным пунктом намного дальше. И да, я вовсе туда не собирался. 
По сути, этот вокзал отличается от предыдущего лишь цветом скамеек. По крайней мере, для меня. Тот же гомон, такие же люди. Я окидываю толпу быстрым, но сосредоточенным взглядом, привычно выделяя иных. Но опасности нет, и я, расслабленно выдохнув, пересекаю зал, и выхожу на улицу. 

Вечерний воздух наполняет легкие, заставляя на миг остановиться. Я был здесь чуть больше сотни лет назад и нужна минутка, чтобы абстрагироваться от старых воспоминаний, взглянуть на изменения не предвзятым взглядом. Ведь, фактически говоря, за это время изменилось всё. Будто и не был я здесь никогда.
Я оглядываюсь, проверяя окружающую среду на наличие врагов, и заодно пытаясь сориентироваться. 
Возвращаться в здание вокзала за путеводителем нет никакого желания, но и идти наугад тоже не совсем в радость. Поэтому я, на скорую руку выбрав в толпе жертву, быстро оказываюсь рядом с ней:
- Здравствуйте! Простите, а Вы не подскажете, где тут ближайшая гостиница, отель, любое место, где можно спокойно переночевать? – я мило улыбаюсь, стараясь сгладить первое впечатление.
Не знаю почему, но люди в девяноста пяти процентах контакта меня пугаются. Хоть я и довольно симпатичен по их меркам. Но они будто что-то чувствуют где-то на подсознательном уровне. И эти чувства изо всех сил кричат «беги».
Так и в этот раз: первые пять секунд остановленная мной миловидная девушка смотрит на меня со страхом, отчего ее голубые глаза кажутся еще больше и наивнее, но потом все-таки выдает что-то вроде «идите туда, потом сверните налево, перейдите дорогу, ищите горящую зеленым вывеску». После чего, не дожидаясь слов благодарности, срывается с места. Я с тоской смотрю ей вслед, разумом четко осознавая, что она безумно права в своей попытке находиться от меня как можно дальше.
Потому что я опасен.
Потому что во мне спит зло.
Очень беспокойно спит, постоянно порываясь проснуться.
И мне приходится петь ему колыбельные, чтобы оно успокоилось.
Осознав бессмысленность своего поведения, я направляюсь на поиски горящей зеленым вывески, четко следуя полученным инструкциям. И в результате выхожу к ярко освещенному трехэтажному дому, паршиво замаскированному под старину, с той самой зеленой вывеской и горящей на ней надписью «Постоялый двор». Гениально! Особенно гениально то самое неоново-зеленоватое свечение, которое сводит все попытки придания всему этому духа старины не то что на нет, а в основательные минуса. Но мне ли перебирать и идти на поводу у вкуса? 
И вскоре я, слегка скривившись, осматриваю отведенную мне комнату. Небольшую, но, как они думают, старательно сделанную под старину. Но в их старательности зияют трещины, больше похожие на Гранд каньон. И я, видевший то, что они хотели создать, воочию, не могу смотреть на это без гримасы. И вы можете сказать в их оправдание что они же не были там, не видели, и сделали все что в их силах… Но я скажу вам, что не все. Совсем не все.
Впрочем, когда я ставлю сумку на кровать, скрипит она весьма натурально.
Поскольку надолго тут задерживаться я не собираюсь, то и сумку разбирать тоже не имеет смысла. Снимаю наручи, толстовку, кобуру с пистолетами и пояс с запасными обоймами. Белоснежный кольт снова переходит в непосредственную близость ко мне. Мой домашний пистолет. 

Наполовину заползаю под кровать и рисую там мелом пентаграмму в круге. Потом складываю свои вещи в сумку и кладу ее в центр звезды. Так, на случай если всякие гости явятся, пока меня не будет. После чего натягиваю просторный свитер (не любят люди, когда просто так видят пистолет у меня за поясом, кричат, блюстителям закона звонят) и отправляюсь вниз, дабы нормально поужинать. И вы можете сказать «он слишком много ест», но попробуйте на голодный желудок еще недельку (две/три/пару месяцев) без пищи побегать, а потом я на вас посмотрю. В такой жизни никогда не знаешь, когда еще удастся пополнить запас необходимых человеческому организму веществ. Так что питаться, питаться и еще раз питаться. 
Ресторан (кафе/бар, у них тут не совсем поймешь) тоже предпринял пару отчаянных попыток замаскироваться под старину. Люстры оформленные под свечи, оттенок стен, одежда бармена… и подсветка полок, мини юбки вполне современного строя на официантках, линолеум на полу, слишком белый свет ламп.
Еще раз скривившись, занимаю свободный столик у стены и даю заказ подбежавшей официантке. 
И уже через полчаса понимаю, что и еда у них отвратительная. 
Но, коль покопаться в памяти – бывало и хуже. Гораздо хуже. Например, те самые две недели блуждания по заснеженному лесу, когда из оружия с собой только меч, а в плече торчит стрела…
Вернувшись в комнату, я положенное после приема пищи время жду, мысленно сканируя здание на предмет не нужных мне посетителей и ставлю «звоночки» - мини-заклинания, срабатывающие для меня как сигнализация. Тьма внутри беспокойно шевелится, но я усилием воли заставляю ее успокоиться. После чего стягиваю свитер и, положив пистолет рядом, принимаюсь за тренировку (в здоровом теле… ох, ладно). Физическая подготовка – еще один залог более вероятного выживания. И я весьма силен телом, чего уж таить. Я должен таким быть, чтобы не использовать лишнюю долю Силы, чтобы выжить, не дразня зверя внутри, чтобы мои сверхъестественные противники не были настолько сильнее меня. Провожу полный комплекс упражнений, занимаясь до упора, но не перебарщивая. А то вдруг сейчас еще какая тварь прилетит, а я лежу на полу и руку поднять не в силах. Во всем должна быть норма. 
Порядок и контроль. Только так.
По завершении занятий, я отправляюсь в душ, уложив кольт между полотенцами (не слишком полезна вода для оружия, но и просто так, беззащитным, я оставаться не могу). 
Ванная здесь тоже есть помесь старого и нового. Новейшие изгибы самой емкости и старинные краны. Но я уже начинаю привыкать к этим странностям. Я вообще научился быстро адаптироваться. 
Приведя себя в порядок, я одеваюсь настолько, насколько это не помешает более-менее комфортному сну (если он вдруг будет), перепроверяю и перечищаю всё оружие, раскладываю его по местам, укладываю сумку чуть более качественно.
Стиральная машинка слишком современной модели едва слышно жужжит, почему-то успокаивая меня и заодно выполняя свою прямую функцию - стирая мои вещи. 
Я ложусь на жалобно скрипнувшую кровать, привычно сжимая пистолет в правой руке и прикрываю глаза внешней стороной ладони левой. Теперь примерно так будет выглядеть мой сон.
I'll show you the way, the way I'm going (с) 30 Seconds to Mars
Аватара пользователя
Кира Оксана Валарика
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 131
Зарегистрирован: 23 апр 2016, 20:15

Re: Последователи Вавилона

Сообщение Кира Оксана Валарика » 06 окт 2016, 15:55

Глава 4


Они снова приходят перед рассветом. Окно разлетается с оглушительным звоном, выстреливая по все стороны осколками. Я едва успеваю прикрыть лицо рукой, чувствуя, как тысячи заостренных стеклышек впиваются в кожу, и еще больше осыпается, разочарованно шурша, не в силах пробить одежду. Тренированное тело срабатывает само: перекат, и я уже на полу. Воздух разрезает низкий, вибрирующий свист. Я поднимаю руку с кольтом и несколько раз стреляю не глядя, надеясь на чудо (чудес во тьме не бывает, о чем ты думаешь?).
- Ты так и не научился стрелять.
Этот голос… страх взметается ледяной волной, острыми когтями впиваясь в сердце «Он нашел меня, нашел, нашел…». Откуда-то из глубины противоположной страху волной жара поднимается злость, быстро перерастая в ненависть.
- Ты думаешь? – я вскакиваю во весь рост, уже с двумя «Викингами».
Взгляд мгновенно выхватывает черную фигуру в мантии, парящую за окном. Я стреляю прицельно, точно зная куда. Пули рассекают воздух белыми сполохами, заставляя истекающую тенями фигуру метаться из стороны в сторону.
Продолжая стрелять уже из одного пистолета, я быстро наклоняюсь, хватаю сумку и начинаю отходить к выходу. 
Заканчиваются патроны, заставляя бросить расстроенный взгляд на пистолет. Фигура взмахивает коротким черным жезлом, и в меня летит сгусток тьмы, завораживая своей смертельной красотой. Я вылетаю в дверь, прижимаясь спиной к стене за углом. Взрыв, кажется, сотрясает всё здание. Поток огня вырывается из дверного проема и тут же втягивается обратно.
Я быстро меняю магазины, накидываю на плечи кобуру, застегиваю наручи, мысленно радуясь, что вопреки приличиям, лежал на кровати обутым. 
В голове глушащей какофонией взрываются сигналы от «звоночков», отмечая с десяток нарушителей. Быстро приближающихся нарушителей. 
Поскольку снизу их больше, то приходится рвануть наверх. Глупо, да, но с носителем жезла лучше сражаться с крыши. 
Уже на первом пролете я встречаю нового рейши. Тот, при виде меня, рычит и замахивается когтистой лапой. Четкий выстрел в голову, и я, перепрыгнув тело, резво бегу вверх. Остальные уже на этаже, это слышно по грохоту, треску ломающихся дверей и крикам людей. Значит видимые.
На третьем этаже меня встречает пара вурдалаков с белесыми глазами (контроль над сознанием всегда как-то отражается). Пули разрывают их тело, раскрывая на их груди кровавые цветы, но один из них все же успевает полоснуть меня когтями. Я закрываюсь рукой, и большая часть когтей со скрежетом и искрами проходит по пистолету, но внешняя сторона ладони отзывается огненной болью. Звери падают, и я продолжаю путь, чувствуя, как дрожит лестница под ногами от топота преследователей, слыша их рык, отдающийся в голове вибрацией страха. 
Стараясь заглушить клокочущий в груди страх, я автоматически распихиваю запасные обоймы по карманам и за пояс. «Викинги» сменяет пара УЗИ. Останавливаюсь и, прижавшись спиной к стене, наставляю оружие на первую видимую точку нижнего пролета. Уже через пару секунд там появляется голова какой-то твари, но я не рассматриваю. Я стреляю. Более крупный калибр отталкивает преследователя, вгрызаясь в его висок и разбрызгивая черную кровь. Он падает, но по его телу, утробно рыча, уже бегут другие. Пули заставляют их дергаться, взвизгивая от боли, но я мне некогда прицеливаться, чтобы убивать с одного выстрела. Град пуль все же заставляет их падать, но на несколько секунд позже, а в моем случае эти несколько секунд могут играть решающую роль. Я отступаю спиной вперед, интуитивно нашаривая ступеньки. Гаснет свет, погружая все в темноту, рассекаемую вспышками выстрелов, в которых видны тянущиеся ко мне когти и оскаленные огромными клыками пасти. Их рев вибрирует в костях, заставляя внутренне дрожать. «Если только догонят, если только догонят». Эта мысль заевшей пластинкой вертится в голове, бросая в холодный пот.
Когда до распахнутой двери на крышу остается лишь пол пролета, со спины приходит волна тревоги, заставляя инстинктивно пригнутся. Сгусток тьмы пролетает над затылком, окатив жаром, и врезается в троицу оставшихся монстров, отбрасывая их чернеющие тела к стене ниже. Я резко, не распрямляясь, поворачиваюсь к источнику атаки, держа оружие наготове. Но дверной проем абсолютно пуст. Секунд пять я напряженно жду, боясь пошевелиться. Потом с мысленным криком «соберись, тряпка», я поднимаюсь и осторожно, скользя плечом по стене и не сводя напряженного взгляда со слегка подрагивающими УЗИ с двери, медленно поднимаюсь вверх. Разрываемый изнутри борьбой страха и ненависти, я больше не в силах преодолеть дрожь. Дыхание снова сбито, волосы липнут к мокрым вискам. В голове снова комната, погруженная во тьму. Наедине с тишиной. Я не вернусь туда!
Вылетаю из двери, тут же уходя в кувырок. За спиной что-то взрывается, окатив волной жара, но я не стою на месте, я уже перекатился в сторону, уже скрылся за какой-то коробкой.
- Тебе лучше было принять тогда их предложение, - коробка содрогается от нового удара.
Этот голос. Он почти шепчет, но мои руки дрожат сильнее. Я сжимаю челюсти, крепче цепляясь в рукоятки оружия. 
- Ты чертов трус, - рычу я сквозь зубы, не решаясь высунуться из укрытия.
- А ты разве нет? – голос доносится с противоположной стороны, то есть у меня из-за спины.
Я, не думая, с разворота нажимаю на курки, разрывая тишину короткой очередью. Пули прочерчивают сияющие полосы, но фигура снова уклоняется, одновременно нанося удар. Я отпрыгиваю в сторону, уходя в кувырок, поднимаюсь на одно колено и начинаю стрелять более прицельно, заставляя его метаться по небу резкими, отрывочными движениями. Но даже если я попаду, это не убьет его. Как? Как мне заставить его спуститься?
Патроны неумолимо подходят к концу, и у меня не будет времени их менять…
Он резко взмахивает жезлом, посылая новую сферу, отсвечивающую темно-фиолетовыми сполохами. «Парализующая». Я резко пригибаюсь, пропуская ее над собой, и используя эти секунды для смены магазинов.
И снова он пляшет по небу, уходя от сияющих росчерков моих пуль. Но это лишь задерживает его, оттягивает момент ровно на две обоймы. Что же делать?
Ответ приходит с его решением. Резко крутанувшись вокруг своей оси, он широко взмахивает жезлом, пуская горизонтальную волну силового поля. Меня отбрасывает назад, основательно приложив спиной и затылком о камень. Весь воздух из груди вырывается в один миг, заставляя с шипением пытаться его вернуть. Оружие разлетается в стороны, и звон от его ударов о камень раздается в моей голове колокольным звоном, вырывая из груди стон боли.
Я прихожу в себя от того, что крепкие руки, схватив меня за свитер на груди, поднимают меня в воздух. Открываю глаза и встречаюсь с пылающим багровым взглядом.
- Ты выбрал неправильный путь, Тайлион, - он, до того стоявший на камне крыши, начинает медленно подниматься в воздух, унося меня с собой. – Ты выбрал сторону слабых, ты выбрал путь жертвы, - мы все выше и выше. – Ты мог быть с нами, мог заставить меня тогда преклониться пред тобой, - я все никак не могу сосредоточиться. – И теперь ты умрешь, так ничего и не достигнув.
Я чувствую, как его руки начинают разжиматься, отпуская меня.
Действуй или просто умри.
Я выбрасываю руку с кинжалом вперед, и на его лице появляется удивление.
На пару секунд время будто останавливается, и я вижу, как из уголка его рта начинает свой путь капля крови. Огонь в глазах угасает, и он начинает медленно падать.
Тьма внутри беспокойно приоткрывает глаза.
Я взываю к Силе, уже зная последствия, но не видя иного решения.
За спиной раскрываются крылья.
Темнеющий взгляд устремлен в черные небеса.
«Этой ночью полет заберет тебя выше».
I'll show you the way, the way I'm going (с) 30 Seconds to Mars
Аватара пользователя
Кира Оксана Валарика
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 131
Зарегистрирован: 23 апр 2016, 20:15

Re: Последователи Вавилона

Сообщение Кот Белый » 07 окт 2016, 15:55

До чего ж мне нравится!
Живи так, чтобы рядом с тобой было светло
Аватара пользователя
Кот Белый
Глобальный модератор
Глобальный модератор
 
Сообщения: 4443
Зарегистрирован: 15 фев 2011, 21:12
Блог: Просмотр блога (2)

Re: Последователи Вавилона

Сообщение Кира Оксана Валарика » 20 окт 2016, 18:24

Глава 5


Сижу, сжавшись в маленький, дрожащий комок. Где я? Хм, не так-то просто ответить на этот вопрос. Где-то за городом. Хотя самым четким ответом будет «на свободе». И это главное.
Сжимаю свою рубашку чуть ниже ворота, до треска, до ногтей в ладонях.
Где-то далеко размеренно капает вода. В доме над подвалом, если быть точным, но сейчас он, кажется, где-то в районе луны.
Холодно.
Меня сосредоточенно знобит, и холодный пот скользит по вискам и между лопаток. В подвале сыро, и эта сырость словно липнет ко мне тягучей паутиной. Я сильно дрожу, мелко, часто дыша и стуча зубами. И мне кажется, что этот холод проникает в меня гибкими, тонкими иглами.
Больно.
Раненое тело почти исцелилось, порезы от разбитого стекла, от когтей, от схватки, от его рук. Но мне все равно больно.
Страшно.
Этот страх, он грызет меня изнутри, расползается по телу, пульсирует в сердце, шепчет в мозгу. Я не могу с ним ничего сделать, не могу его обуздать, загнать вглубь, обратно в тайники души. Как ни пытаюсь.
Безысходность.
Ничего не могу с собой поделать, не могу это контролировать, не могу навести порядок в душе. Я пытаюсь, изо всех сил стараюсь все исправить, вернуть в норму. Успокоить. Но все тщетно. Каждая попытка, каждый порыв, все это сгорает, не оставляя даже пепла.
Ярость.
Слепая ярость, клокочущая в груди, огненной волной подступающая к горлу. Кричащая что-то о слабости, неспособности ничего предпринять, о трусости и беге. Призывающая драться, убивать, разрушать все на своем пути.
Зло.
Проснувшееся, оглядевшееся и тихо зашептавшее «Иди». Оно манит силой, славой, возможностью все изменить, стать выше других, могуществом и властью. А главное, безопасностью. Оно показывает, насколько я могу быть сильным. Оно говорит, что я стану первым, лучшим в своем роде. Что все они должны преклониться предо мной.
Я знаю, оно право. И оно это знает. Оно знает все, что знаю я. А я знаю все, что знает оно.
И я кричу «нет», что есть силы, срывая голос, переходя на хрип. Я сжимаюсь еще сильнее, забиваюсь в угол, приказываю ему замолчать. Я кусаю губы в кровь, царапаю ногтями ладони, пытаюсь унять дрожь.
Очень хочется закричать, изо всех сил ударить кулаком в стену, выпустить ярость наружу.
Но нельзя.
Я твержу себе это снова и снова, напоминая кто я, напоминая зачем я здесь, напоминая, что будет, если я сдамся. Все мои мысли состоят из сплошных напоминаний.
Но напоминания переходят в память, а память – в кошмары.
Меня основательно лихорадит, заставляя обливаться ледяным потом. Холодный камень стен этого заброшенного подвала срабатывает как маяк для сознания. Слабый, едва работающий маяк.
Я злюсь на себя, на свою слабость. Бормочу без устали «дурак, дурак, дурак» и «что ты наделал». Ничего этого не было бы, если бы я сдержался. Если бы смог устоять.
«Высота полета сравнима лишь с глубиной падения».
Непреложная истина, сияющая кроваво-красным светом.
Если бы я остановился. Если бы я смог остановиться.
Просто не лететь. Разве это так трудновыполнимо? Просто спланировать обратно на крышу. Просто не использовать слишком много Силы. Просто держать себя в руках.
Я думал, что научился. Решил, что сумею. Я такой идиот.
Будто забыл, насколько ужасна расплата.
Зубы выбивают дробь, и мне кажется, что их стук эхом отражается от стен. Память возвращает кошмары, пережитые множество лет назад.

Вот я снова в черном лесу и преследователи взяли след. Ноги гудят от перенапряжения, но нужно продолжать бежать. Легкие и горло горят огнем, и каждый вдох отдается обжигающей болью. В голове туман, сильно разбавленный страхом. Кажется, что сердце изо всех сил бьется в ребра, пытаясь вырваться.
Они все ближе. Я уже слышу их топот.


Распахиваю глаза, так сильно дернувшись, что едва не падаю. В глазах все плывет, а в голове «перестань бороться».
НЕТ! НЕЛЬЗЯ!
Нужно просто еще немного потерпеть. Нужно показать, кто здесь хозяин. Просто восстановить контроль.
Еще крепче стискиваю кулаки, прижимая руки к груди, ощущая, как по пальцам течет кровь, но не чувствуя боли. Я боюсь закрывать глаза, зная, что тени вернутся, чувствуя шепот прошлого уже даже наяву.
«Еще пара минут. Лишь пара минут и все закончится». Слабое, бессмысленное утешение, не имеющее власти.
Сильнее вжимаюсь в угол, ближе к холодному камню, еще не нагретому жаром пылающего уже почти в буквальном смысле тела.
Если они найдут меня сейчас, то все завершится почти в тот же миг. Вся эта история с восставшим мальчишкой, считающим себя сильным и смелым, пошедшим против всех ради «высшего блага». Все эти погони, эти жалкие попытки скрыться, сбежать от неизбежного, выиграть чуточку времени еще. Хотя бы день, чтоб на закате закрыть глаза и сказать себе «еще один день ты смог». Глупые попытки сохранить те крохи, что еще остались, не успев раствориться во тьме времен. Все закончится, если только они возьмут след сейчас.
И где-то в глубине души я этого хочу.
Но разве сейчас время для самокопания? Нет. Сейчас время сжимать кулаки и бороться. Бороться за свою волю, за свой разум, за свое тело, за свою душу. За завтрашний день. Чтобы он просто наступил. Время усыплять зло, сквозь зубы петь ему колыбельную, заставить замолчать снова. Чтобы суметь просто раскрыть ладони, чтобы снова дышать спокойно. Чтобы снова отбросить страх в самые темные глубины сознания.
И не важно, что именно эта борьба причиняет столько боли, почти убивая, почти сводя с ума, лишая сознания. Что именно эта борьба – истинная причина моего теперешнего состояния. Не важно. Главное – выстоять.
Пока они не взяли след.
I'll show you the way, the way I'm going (с) 30 Seconds to Mars
Аватара пользователя
Кира Оксана Валарика
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 131
Зарегистрирован: 23 апр 2016, 20:15

Re: Последователи Вавилона

Сообщение Кот Белый » 21 окт 2016, 11:39

Класс....
Живи так, чтобы рядом с тобой было светло
Аватара пользователя
Кот Белый
Глобальный модератор
Глобальный модератор
 
Сообщения: 4443
Зарегистрирован: 15 фев 2011, 21:12
Блог: Просмотр блога (2)

Re: Последователи Вавилона

Сообщение Кира Оксана Валарика » 21 окт 2016, 16:46

Глава 6


Теплый свет светильников, оформленных под цветы оранжевых лилий, напоминает старые добрые свечи. Они создают почти ту же атмосферу, которой были наполнена прошедшая эпоха живого огня.
Я недовольно морщусь, поводя плечами. Нет, не от ощущений, вызываемых данным кафе. От ощутимого зуда между лопаток. Остаточный след предыдущего состояния. И от одного воспоминания прошедших трех дней я все еще вздрагиваю.
Так бывает каждый раз, когда я теряю контроль. Когда беру слишком много. То, что я сосредоточено прячу внутри, оживает и требует свою долю. Пытается взять верх, изменить меня безвозвратно. «Ты же взял больше, так возьми же всё». Я знаю, что оно недоумевает, почему я так сосредоточенно борюсь, отказывая ему. Что со мной не так? Это же просто. Просто расслабиться и отпустить его.
Но я не могу. Я понял это в тот самый момент, когда узнал, чем оно является. И с тех пор у нас вечная борьба. Что победит? Доброта человека или сила зла? Чем дальше я живу с этим, тем больше понимаю, что не будет, как в сказке «добро победило зло, и все жили долго и счастливо». Потому что в человеке, который представляет это самое «добро» и без внедренных сил зла есть боль, ярость, ненависть, отчаянье и страх. Свои собственные, роднее всех родных.
- Добрый вечер, Тайлион.
Сердце пропускает удар. Потом еще один. И еще. А потом пускается вскачь, пытаясь нагнать упущенное.
На стул напротив садится мужчина лет двадцати восьми в дорогом черном костюме и белоснежной, почти слепящей рубашке. Его длинные, почти по пояс, каштановые волосы, темным водопадом спадают на спину. Он расслабленно кладет на стол руки, сцепив пальцы в замок и задумчиво смотрит на меня.
- Дайлиор.
Это всё, на что меня хватает. Страх медленно перерастает в ужас. ОНИ НАШЛИ МЕНЯ.
- Ты помнишь мое имя. Я приятно удивлен,- он говорит тихо и спокойно, ясно понимая, что полностью контролирует ситуацию.
Рука сама тянется к пистолету, хоть я и не свожу с него глаз.
- Ну-ну, Тайлион, не стоит, - он мягко качает головой. – Ты же не хочешь жертв среди мирного населения. Да и не страшны мне твои игрушки.
Я безвольно роняю руку обратно на стол. Я попался. Так глупо, так… легко.
- А… на меня действует.
Дайлиор мягко улыбается:
- Но ты ведь и не в полной силе.
- Как вы нашли меня? – что же, я хотя бы буду знать. – В этот раз.
- О, мы не теряли тебя еще с того ужасного гибрида времен, когда ты убил одну из наших марионеток. Точнее я не терял.
Я вздрагиваю. Он знает, что было после. Он знает.
- Тогда почему ты пришел только сейчас? Гораздо проще было взять меня тогда, в подвале.
- Ах, - он откидывается на спинку, прижимая руки к груди. – Глупые надежды. Ты всегда мне нравился, несмотря на все свои заскоки и попытки сбежать от своей сущности. Я по доброте душевной давал тебе еще один шанс выжить. Ведь там, в подвале, ты мог оставить нелепую борьбу с собой и прийти, наконец, к нам. Мы все еще ждем тебя, лелея надежду, что ты одумаешься и займешь свое место. Ты один из нас, Тайлион. И вся твоя сущность рвется домой. К нам.
- Нет.
- Не ври мне. Ты можешь обманывать себя, но меня – никогда. Я знаю и понимаю, что творится внутри тебя.
- Нет! – я слегка повышаю голос, но тут же понижаю его до злого шипения. – Тебе никогда не понять, что творится со мной и внутри меня. Ты бездушная тварь, не знающая жалости. Убийца!
- А ты нет? – он реагирует на мой выпад непробиваемо философски. – Скольких слуг ты убил за это время, друг мой?
- Я. Тебе. Не друг!
- Определенно. Ты мне брат. Брат по крови, по духу, по сути.
- Нет. Я другой! Ты слышишь? Другой! – я снова почти срываюсь на крик.
- Не кричи, люди смотрят. Не порть им прием пищи, веди себя спокойней, - Дайлиор доверительно смотрит мне в глаза. – Ведь это именно ты мнишь себя их защитником.
- Я и есть их защитник. Единственная преграда между вами и ними.
- Нет, ты глупец, который бегает от себя же. Тебе стоит понять, что ты уже не такой, как они.
- Почему ты здесь, Дайлиор? Почему ты пришел сюда, в людное место, где не сможешь просто убить меня и забрать то, что тебе нужно? Почему не встретил меня до посещения кафе или не подстерег в темном переулке после? Какой смысл в том, что ты сидишь здесь и пытаешься строить из себя друга, хотя я прекрасно знаю твою жестокую, черную, истекающую тьмой сущность? – я перехожу с крика на шипящий шепот.
- Я все еще надеюсь, - с выражением «как же ты не поймешь, это же так просто» отвечает он. – Надеюсь, что ты одумаешься и пойдешь с нами. Серьезно, я не хочу тебя убивать. Абсолютно не хочу, несмотря на мою, как ты выразился, истекающую тьмой сущность.
- Никогда, - я отрицательно качаю головой, с ненавистью глядя в его спокойные глаза.
Он резко наклоняется вперед, и его взгляд, кажется, проникает в самую душу:
- Она не могла ошибиться. Знаешь, многие спрашивают, что она в тебе нашла, почему отдала тебе силу. Я же понимаю. Она знала то, чего не знаешь даже ты. Она знала истинную черноту твоей души, твою настоящую сущность, скрытую за мишурой доброты и человечности.
- Никто не знает меня лучше меня самого, - я нагло улыбаюсь, глядя на него. – И уже тем более полумертвая девка, которая и видела-то меня не больше получаса.
В его глазах вспыхивает ярость, а голос переходит в шипение:
- Не смей называть ее «девкой»! Она была нашей главой, самой сильной из нас! И она оказала тебе величайшую честь, коснувшись тебя. А что ты? Ты отверг ее дар, ты отринул нас, твою нынешнюю семью! Ты бежал! Трусливо, жалко поджимая хвост. И от чего? От силы, от власти, от могущества! Предавая ее память и ее выбор, ты, дрожащий в страхе человечишка, еще смеешь говорить о ней!
- Вот и накрылось все твоё показное дружелюбие, брат, - в последнее слово я вкладываю всё презрение, на какое способен. – А теперь, если ты не против и не собираешься убить меня на глазах у всех, я пойду.
Я резко поднимаюсь, с размаху бросая на стол салфетку и вынимая кошелек. Сердце колотится, и все силы уходят на то, чтобы не дать рукам задрожать. Я балансирую на острие меча и сам приближаю свое падение. Ведь Дайлиор не какая-то мелкая тварюшка, посланная по мою душу на свою погибель. Нет, он – хозяин этих тварюшек, мой истинный преследователь, подобный мне, только в сотню раз сильнее. И я прекрасно знаю, что мне не победить его даже в бою один на один. Даже если он уже будет ранен.
- Куда ты? – он смотрит со снисходительностью, даже не пытаясь подняться со стула.
- Куда подальше, - я бросаю деньги на стол и одариваю его испепеляющим взглядом (только бы не проколоться). – Здесь не подходящая компания.
- Я слышу, как стучит твое сердце, - вкрадчиво сообщает он. – Ты напуган, великий защитник людей. И за стенами этого заведения тебя ждет целая армия монстров. Если ты желаешь сменить обстановку, я не против, даже за. Идем, потолкуем в другом месте.
- Где ты меня тихонечко прирежешь, забрав Силу, и пойдешь праздновать победу, устроив где-нибудь кровавую резню? Нет, спасибо.
- Тайлион, дружище, - он спокойно поднимается, поправляя пиджак. – На самом деле у тебя нет выбора. Потому что, если ты не пойдешь со мной сам, я потащу тебя силой, вырезав подчистую эту жалкую дыру и, если вдруг захочу, и весь этот не менее жалкий городишко. А после того, как улицы превратятся в реки крови с островами тел, и я внимательно прослежу, чтобы ты все это видел, все равно заберу тебя с собой. Ты всегда говоришь, что не ищешь легких путей, но в этот раз я настоятельно советую выбрать простой и тихий путь. Идем.
Замираю, нечитаемо глядя на него. Он не прав. На самом деле это не выбор. Ведь и первый, и второй путь приведет к тому, что они получат свое. А тогда уже будет не важно, умрет ли этот город сейчас, или днем позже, но он умрет. Как и большинство остальных.
Я облажался, и облажался по-крупному. Сам Последователь и его маленькая армия. И я, только оправившийся от приступа. Как не прискорбно признавать, но шансы равны нулю.
Но разве я имею право сдаться?
- Хорошо, я пойду с тобой.
Он улыбается и идет к выходу. И я следую за ним, чувствуя, как разгорается жгучая ненависть глубоко внутри.
Вот и наступил тот самый, поворотный момент пути.
I'll show you the way, the way I'm going (с) 30 Seconds to Mars
Аватара пользователя
Кира Оксана Валарика
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 131
Зарегистрирован: 23 апр 2016, 20:15

Re: Последователи Вавилона

Сообщение Кира Оксана Валарика » 22 окт 2016, 17:51

Глава 7


Мы едем уже очень долго. В закрытом и защищенном заклинаниями фургоне, я могу что-то знать о дороге только по поворотам, подъемам да кочкам. И несмотря на всю эту тряску (абсолютно беззвучную по желанию Дайлиора), память снова возвращает меня туда, в темную маленькую комнату, лишенную звуков извне.
В фургоне я тоже один. Не считая водителя и его хозяина, так мило забравшего меня из города. Но они там, за тонкой железной перегородкой, вне заклинания тишины. Дайлиор хотел посадить ко мне парочку слуг (с клыками, когтями и горящими жаждой крови глазами), но я вежливо попросил его не подвергать своих зверей смерти, коль я уже пойман.
Фургон ощутимо качнуло, и я представляю себе как мило бы сейчас повалились эти неустойчивые твари, пользуясь случаем и пытаясь откусить от меня пару не нужных, по их мнению, кусков.
Но я все же хмурюсь, не понимая, почему Дайлиор не поставил и сглаживающее заклинание, оставив меня бороться с ощущением беспространственности. Ведь именно это не дает мне окончательно пасть духом, запутавшись, где реальность, а где воспоминания. А сердце и без того бьется в груди раненой птицей.
Ведь, по сути, это конец. Века бега завершаются, и завершаются паршиво. Все это время я боялся именно этого. И теперь чувствую, как страх медленно лишает меня кислорода, заставляя задыхаться, хватаясь руками за рубашку на груди. Вся борьба, все страдания, вся боль… все было зря. Они все равно получат то, что хотят. Так или иначе. И хоть я всегда подозревал, что этим все кончится, не убиваемый росточек надежды заставлял меня бежать. Год за годом, столетие за столетием. И теперь, в беззвучной темноте, наедине с тишиной, он медленно, но неуклонно вянет, отдавая меня во власть страха. Я опираюсь спиной на перегородку, отделяющую меня от пленителей, пытаясь расслабиться и дышать спокойно. "Ты делал это не раз. Просто возьми себя в руки".
Дайлиор находил меня почти четыреста лет назад. Но тогда его и меня разделяло громадное ущелье, а из слуг у него были только зомбированные волки. Тогда он не расправил крыльев и не полетел ко мне. Он просто звал меня. Как и тогда, в кафе, он звал меня с собой, манил обещаниями власти и свободы. Кричал, что это мой шанс стать чем-то большим, чем жалкий человек.
Тогда я просто развернулся и ушел.
Почему он отпустил меня? В то время я был уверен, что потому, что ущелье между нами было непреодолимо. Я не знал о крыльях. И с тех самых пор, как я падал с разрушенного рейши самолета, меня не оставляет этот вопрос. Почему он остановился тогда.
Нужно будет спросить его перед смертью.
Дорога длится нестерпимо долго. Иногда мне начинает казаться, что мы просто катаемся кругами. Будто я уже чувствовал этот поворот, или эту кочку.
В замкнутом пространстве, один на один с самим собой. Со своими страхами и своей болью. Зуд между лопатками не прекращается, действуя на нервы и заставляя сжимать челюсти.
Что я теряю? Уже почти ничего.
И я расслабляюсь, выпуская крылья. Рубашка с треском рвется, и тихий шелест перьев на миг наполняет тишину. Сила поднимается мягкой волной, наполняя тело. В этот раз я не борюсь, а просто жду и наблюдаю. Она медленно разворачивается внутри, подобно цветку, расправляющему лепестки, и обнажает свою сердцевину, пульсирующую первобытной тьмой. Замирает в ожидании моей борьбы, но я продолжаю сохранять тишину, прислушиваясь к ней. Тьма выпускает тонкие нити, медленно тянущиеся вверх, ко мне. Сознание наполняет ее шепот, обещания, вопросы. Но я продолжаю молчать, не позволяя себе даже сжать кулаки. Она задумчиво шевелит нитями, становящимися более прочными, но не касается сияющей сферы человеческой души. Снова начинает шептать, обещая славу, власть, могущество. Ее обычная песня, которую я слышал каждый раз, когда терял то подобие контроля, которое имел. Но я чувствую, что что-то в ней изменилось, она словно недоумевает, что происходит. Но в то же время, я прекрасно ощущаю, как изменяюсь сам. Как опадают почерневшие лепестки умирающего ростка надежды, как темнеет сияющая сфера души. Страх кричит «хватит», но я жду. Чувствуя, как просыпается ненависть, как оживает гнев. Как они сплетаются в огромный огненный шар, к которому тут же устремляются превратившиеся в веревки нити тьмы, пронзая его подобно черным стрелам. И огонь темнеет, становится похожим на пылающую звезду, покрытую темными пятнами зла. Но я продолжаю безучастно смотреть, не делая абсолютно ничего.
И от черного, пульсирующего сгустка приходит волна удивления. А потом вопрос, горящий в сознании черным огнем: «Чего ты хочешь?».
Пару секунд я продолжаю молчать, раздумывая над ответом, потом раскрываю почерневшие, но фосфоресцирующие в темноте фургона глаза:
- Смерти.
Я чувствую ее недоумевающую задумчивость. Все это время я старался избежать ее истинной сущности, желающей того же, чего требую сейчас. И теперь это всё, что я у нее прошу? От нее приходит волна абсолютного непонимания, а я лишь довольно улыбаюсь.
Прошло время прекратить бег. Время изменений.
И наконец, она отвечает волной решения:
- Я дам тебе то, чего желаешь ты. Но после я потребую плату. И ты никогда больше не будешь меня закрывать. Обещай.
Я согласно киваю, растягивая губы в предвкушающей улыбке.
Время изменений. Время снова выбирать путь.


Когда фургон останавливается, я уже вижу новую линию жизни. Но я прячу это от Дайлиора, довольно улыбающегося и делающего приглашающий жест:
- Добро пожаловать домой.
Я выхожу, закрывая глаза рукой от пылающего света костров. Их не так уж и много, но они столь яркие, что освещают все вокруг как днём. Там, на другом конце мощенной громадными древними плитами площади, меня ждут еще шесть фигур в алых, бликующих в свете живого огня одеждах.
Мы проходим меж потрескивающих очагов пламени, чувствуя их неуемный жар. Раскаленный воздух превращается в танцующее марево, отчего ждущие нас фигуры кажутся миражом, дрожащим в отблесках костров.
Но вот я уже перед ними, и Дайлиор становится в их ряд. На его плечи тут же опускается такая же кроваво-алая мантия с глубоким капюшоном, делая его таким же безликим, как и остальные. И хоть лица их скрыты плотной, на мой взгляд, тканью, я ясно чувствую их взгляды. Настороженные, изучающие, задумчивые.
Вскоре один из них делает шаг вперед:
- Ты, одарённый самой сильной из нас. Ты, отрекшийся от нас и предавший Её доверие. Ты, мнящий себя защитником человечества. Мы даем тебе последний шанс изменить свое решение, принять правду и свою сущность, отречься от людей и вступить в наши ряды. Отвечай здесь и сейчас: станешь ли ты одним из Последователей Вавилона?
Он говорит громко и пафосно, гордо выпрямившись, и я чувствую, что он смотрит на меня свысока всю свою речь.
Я не отвечаю сразу. Я выжидаю картинную паузу. После чего тихо молвлю одно единственное слово:
- Определенно.
И в тот же миг за спиной у меня раскрываются черные крылья, закрывая фигуры от света костров. Глаза заволакивает фосфоресцирующая чернота, и я отпускаю Силу.
«Делай, что обещала».
Силовая волна сбивает их с ног, отбрасывая назад. Из-за широты мантий они, летящие спиной вперед, похожи на странных, красных медуз. Я отмечаю это словно со стороны, полностью снимая контроль с внутреннего зла, запечатанного вот уже почти полтысячи лет. В одном они были, безусловно, правы: сила, заключенная во мне, поистине чудовищна. А в единении с моими личными гневом и ненавистью она превзошла все ожидания.
Они подскакивают на ноги и, активировав свою Силу, переходят в наступление. Для моих глаз все происходит, как в замедленной съемке: они бегут обратно ко мне, и их мантии развеваются за спинами алыми крыльями. Половина все же остается на местах и их запястья окутывает черно-сиреневый свет. Я медленно иду вперед, навстречу им, считающим себя сильнейшими.
В те самые моменты, когда мои пальцы проходят сквозь их тела, ломая ребра, и сжимают трепещущие, черные сердца, вырывая их из груди, я осознаю глупость прошлых столетий. Мне незачем было бежать, мне незачем было скрываться, мне достаточно было принять свою суть, как они и говорили.
В меня летят энергетические стрелы, разбрасывающие сиреневые искры. Но мне достаточно лишь слегка шевельнуть ладонью, чтоб они, бессильно шипя, исчезали, ударившись о сформировавшийся силовой щит.
Кто-то что-то кричит, они медленно отступают, держа дистанцию и продолжая яростно атаковать. Их осталось только четверо. Я резко, слева на право, взмахиваю окровавленной по локоть рукой, оставляя черно-фиолетовый след в воздухе. Они снова разлетаются в стороны. Губы растягиваются в улыбке. Я ликую, я наполнен черной радостью и удовольствием. Они умирают, и я чувствую запах их смерти. Мои преследователи бегут от меня, не в силах остановить.
Одна из фигур, заполошно отступая, кричит что-то. Мне сложно сосредоточится на словах, вдруг ставших мне чуждыми, но ради интереса я делаю это.
- Ты бесконтрольное чудовище! Как же все те слова о защите человечества?! Ты станешь более ужасным монстром, чем мы!
Где-то на грани сознания, я осознаю, что знаю этот голос. И ненавижу его. Верхняя губа приподнимается, словно обнажая не существующие клыки. Я беру эту маленькую, ненавистную фигурку за горло и поднимаю в воздух. Он хрипит, дергая ногами. Со спины я чувствую жар летящих в меня огненных шаров, но резкий взмах крыльями сносит их с разные стороны.
- Возможно, ты и прав, - я едва узнаю свой голос, теперь будто отдающийся хором других голосов. – Но я сделал все, как вы хотели. Разве. Вы. Не рады?
Он хрипит, не в силах говорить. Я бы швырнул его в стену, но их это не убивает. Рука проходит сквозь него, делая сквозную дыру. За спиной что-то кричат, но мне больше не интересно их слушать. Этой ночью я охотник, а они – жертвы. Те, кто считал себя сильными, те, кто хотел моей смерти, те, кто не ведали истины, они все умрут до первого луча солнца.
Их крики, их боль, запах их ужаса и отчаянья, они как наркотик. Хочется еще и еще. Они вызывают эйфорию, не сравнимую ни с чем. Впервые за долгие годы я доволен. Но сквозь дымку ядовитой, злой радости, все еще пробивается страх. Он все еще в моей крови, на уровне хромосом, едкий, как серная кислота, ледяной, как сам космос. Он все еще заставляет дрожать человеческую душу, шепча «а если ты не сможешь остановиться?». Я так хочу заставить его замолчать, я так хочу вытравить его из своего тела. Но даже при моей нынешней силе я не в силах этого сделать. Он сильнее даже пылающей в яростном огне ненависти. И возможно именно он сохраняет мне рассудок.
Когда последний из них умирает, когда в ночи остаюсь лишь я, кровь и смерть, дрожащая в свете костров, я падаю на колени, глядя на почерневшие от засыхающей крови руки. Крылья за спиной безвольно опускаются, и тишину ночи пронзает звенящий крик. Я стал одним из них. Последователем Вавилона. И это принесло им смерть.
Тьма внутри меня успокаивается, сворачиваясь удовлетворенным клубком. Она выполнила свое обещание. Она подарила мне смерть и свободу. И по моим щекам медленно катятся кровавые слезы.
«Разве тебе не понравилось?» - удивленный, но в то же время хитрый шепот.
- Понравилось. Но только в этот раз.
Я отвечаю ей вслух, поднимаясь с колен. Взгляд скользит по залитой кровью земле, сияющей в отблесках огня. Словно я снова оказался там, на черном пожарище своего дома, наполненном жаром и смертью. Только в этот раз все это сделала я.
Снова смотрю на свои руки. Чудовище, какого не видовал свет. Была ли эта ночь спасением? Или же гибелью человечества? Я смотрю на сияющее мириадами звезд небо. Ответ знает только время.
Черные крылья разворачиваются за спиной и рассекают воздух, унося меня прочь от потрескивающих костров и пропитанной кровью земли. Туда, в небеса, такие же черные, как и мои глаза.

КОНЕЦ
I'll show you the way, the way I'm going (с) 30 Seconds to Mars
Аватара пользователя
Кира Оксана Валарика
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 131
Зарегистрирован: 23 апр 2016, 20:15

Re: Последователи Вавилона

Сообщение Кира Оксана Валарика » 22 окт 2016, 17:52

Кот Белый писал(а):Класс....


Меня пугает это троеточие.
I'll show you the way, the way I'm going (с) 30 Seconds to Mars
Аватара пользователя
Кира Оксана Валарика
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 131
Зарегистрирован: 23 апр 2016, 20:15

След.

Вернуться в Проза

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2