Интерактивный литературный клуб "Начало"


Vox audita perit, littera scripta manet - Рукописи не горят.

Забудь о сожалениях

Наша проза.

Забудь о сожалениях

Сообщение Kitty De nuar » 21 окт 2019, 13:35

Фанфик по китайской новелле «Магистр Дьявольского культа» Осторожно, Фемслэш! В фанфике главными героями ялвются женские версии оригинальной пары. Мне кажется, что он удался. Он слишком прекрасен. Такой чувственный и пронзительный. Я читаю его со слезами счастья и умиления. Пожалуйста, комментируйте его. Мне это оочень важно.

Вэй Усянь любила. Любила сильно, крепко, отчаянно. Любила всем сердцем. Любила свою прекрасную Лань Ванцзи. Поэтому она старалась молчать и не говорить ничего поперек занудному старикану. Учителю Ланю – поправила она себя, нельзя его так звать, как бы ей этого не хотелось, он и так ее ненавидит всеми фибрами души и старается испортить ей жизнь за то, что та соблазнила его благопристойную племянницу.

Дядей, как следовало бы, называть его язык не поворачивался, да и он вряд ли бы позволил. Попробуй Вэй Усянь его так назвать, он бы схватил инфаркт, а перед этим бы ужасно раскричался и попытался бы ее убить.

Хотя, кто кого тут соблазнил – это тот ещё вопрос. Темная заклинательница удивлялась способностям своей любимой каждую ночь. Каждый день – значит каждый день, да, Лань Чжань? А она потом долго не может придти в себя после такого. Вот, так всегда, измывается ночами над ней Лань Ванцзи, а виновата она. Ну не может она сдержать стоны! Не может! Почему, ее ненавидит за это Учитель?

Хотя, стоит сказать, что он не только за это ее ненавидит. Немалую роль играет в этом негативном отношении к ней ее следование Пути Тьмы, и то что она являлась его основоположницей. Ну и непокорный характер, который совершенно не подходил благородному клану Лань. А еще за всю ту боль, и все те беды, что Вэй Усянь принесла Лань Ванцзи.

И тут сложно было не признать свою вину, поэтому тёмная заклинательница старалась все, чтобы не расстраивать свою любовь. И стоически молчала каждый раз, когда слушала очередные претензии или брань от вечно недовольного Лань Циженя. Женщина всячески старалась вести себя достойно с тех пор, как они вернулись в Облачные Глубины. Терпела пресную еду, терпела занудные правила, терпела занудных старейшин, терпела смотрящих на нее, как на врага старших адептов и адепток ордена. Всё это только для того, чтобы не доставлять Лань Ванцзи проблем. Хотя, та и говорила, что Вэй Усянь не обязательно соблюдать правила и она может быть самой собой.

Но... Всегда было это чертово «но». И этим «но» являлся их брак, который старейшины и Учитель не желали одобрять. Да, они с Лань Ванцзи, конечно, нарушили правила, да и вообще не очень красиво поступили, сбежав, чтобы пожениться, но... Когда это ее останавливало? Да, и Лань Ванцзи была весьма упрямой, когда дело касалось ее любви. Ради нее она даже выступила против тридцати трёх старейшин клана, а после приняла ужасное наказание. Всё это было сделано ради нее одной, и во имя нее. Все это было во имя любви.

Можно было бы наплевать на все и уйти путешествовать. Но Лань Ванци не могла бросить брата, который ушел в уединение. И Вэй Усянь видела все терзания супруги. И не могла позволить ей бросить брата ради себя. И помимо Цзеу–цзюня были еще юноши и девушки из клана Лань, которые, к удивлению, обожали Вэй Усянь, и совершенно не боялись ее. И был еще А-Юань, который был им обеим, как родной сын. И бросить юношу было бы жестоко, да и невозможно для них. Уж слишком сильно они его любили. Это и еще множество причин держали женщин в Облачных Глубинах.

А еще Вэй Усянь держало упрямство и невероятное желание доказать факт их брака, их с Лань Ванцзи связь, их любовь. Поэтому путем долгих уговоров, взаимного упрямства и выполнения невозможных условий они смогли добиться возможности доказать серьезность своих намерений. Пожениться (заново). Но по разным причинам их свадьба все время откладывалась. То не все приготовления были готовы, то у Лань Циженя прихватывало сердце, то в клане возникали какие-то мелкие проблемы. И каждый раз приходилось откладывать свадьбу

Этот сон сумасшедшего длился уже месяц. В этот раз проблемы возникли со свадебными одеждами Вэй Усянь. Красивое алое платье, в котором она должна была женится оказалось бесповоротно испорчено вместе с ее настроем и решительностью по вине сварливого Старикана. Она никогда не думала, что Лань Цижень опуститься до того, что будет так мелочно портить ей жизнь. Делать все, чтобы их свадьба не состоялась.

Прямых доказательств его вины у Вэй Усянь не было, поэтому ей было нечего ему предъявить, кроме глухого раздражения всей этой идиотской ситуацией, и невозмутимой веселой улыбки, которой она показывала, что не сдастся. Но кто еще это мог быть кроме него? Только у одного Учителя в Облачных Глубинах такая сильная личная ненависть к ней и их браку. В этот раз, он зашел дальше всего. Каким-то неведомым образом на территории Гусу оказалась собака. Притом чрезвычайно громкая и злобная. Еще хуже Феи Цзинь Лина!

Вэй Усянь признавала, что та, хотя бы не пыталась ее сожрать. Всерьёз. А вот, эта злобная шавка действительно пыталась ее сожрать. Она сначала облаяла несчастную невесту, а потом вцепилась своими жуткими клыками в подол ее платья, и начала трепать его. Женщина попыталась сбежать от жуткой псины, но та так сильно вцепилась в ее одежды, что сделать это было очень трудно.

Когда Вэй Усянь смогла вырваться из плена клыков и когтей, то оставила там значительный кусок платья. Но на тот момент это ее не волновало. Все чего она хотела, так это сбежать куда подальше от кошмарного чудовища, которое жаждало крови, и не чьей нибудь, а именно ее крови. В дикой панике, на грани истерики, сама не зная как, заклинательница забралась на высокое дерево. Она кричала, плакала, пыталась прогнать собаку, и звала любимую на помощь. В таком состоянии женщину, и нашла ее невеста. Лань Ванцзи отогнала собаку одним только взглядом, и нежно позвала несчастную.

– Вэй Ин, иди ко мне. – раздался приятный голос, заставивший испуганную Усянь открыть глаза, и посмотреть вниз. – Ллань Чжань? Это ты?! Мне же это не кажется?! Ты пришла спасти меня! Лань Чжань! Цзецзе, я так испугалась! Это чудовище хотело меня сожрать, как хорошо, что моя Лань–цзецзе пришла спасти меня. Ах! Какая ты у меня замечательная! – Вэй Усянь, казалось, совершенно забыла и о собаке, которая ее напугала, и о высоком дереве на которое забралась. Она собиралась потянутся к жене, но вспомнила, где находится. Весело хихикнув, молодая женщина поднялась на ноги и приготовилась прыгать, уже заранее зная, что руки любимой раскрыты и ее поймают. Это чувство полного взаимного доверия пьянило похлеще любимого вина. Не было ничего лучше этого.

Лань Ванцзи с легкостью поймала Вэй Усянь и прижала к себе, и ответные объятия не заставили себя долго ждать. Женщины стояли крепко прижавшись друг к другу, вдыхая родной запах от волос любимой. Вдруг, Вэй Усянь громко вздохнула и положила голову на плечо спутницы на тропе самосовершенствования.

– Эй, Цзецзе, кажется, наша свадьба вновь откладывается на неопределенный срок. Ну или пока, не будет готово новое платье. Хотя, я могу выйти и так, уверена, что моей Цзецзе и так всё нравится, но кажется твой дядя меня убьёт, если увидит в таком виде. Хотя, думаю, сегодня он будет доволен, учитывая, что свадьба опять не состоится. – произнесла тёмная заклинательница, нарочито веселым голосом, пытаясь скрыть свою печаль и разрядить обстановку.

– Нет–резко произнесла Лань Ванцзи твердым голосом. – Что «нет», Цзэцзэ? Думаешь, что твой дядя не будет доволен? Хотя, да, он опять меня отчитает за ужасное бесстыдство. Хотя, чего еще он ожидал пугая меня собакой. Наверное, он думал, что я сразу заберусь на дерево и буду там сидеть, пока собака не уйдет. Или вообще сбегу из Облачных Глубин.– болтала Вэй Усянь, обнимая любимую.

– Мгм, но сегодня, дяди нет. Он срочно уехал еще вчера вечером, и вернется лишь к церемонии. – Нет? А кто, тогда, натравил на меня собаку? Думаешь, это случайность? – Мгм. – Ну да, по сравнению с тем, что делал твой дядя это как-то мелко. Избавиться от меня таким образом было бы нелепо. Особенно, после того, как он заставил меня выучить все четыре тысячи ваших занудных правил. Это было ужасно! Лань Чжань, и как ты так живёшь? Большинство правил такие нелепые! Ну чем не угодила косметика? Мне очень нравится ярко-красная помада, особенно, когда она на твоем теле. Тогда, сразу видно, что не только я твоя, но и ты моя! Знаешь, цзецзе, пожалуй, я готова еще немного потерпеть ради нашей свадьбы. Как думаешь, сколько еще придется ждать? – чем дольше говорила Вэй Усянь тем сильнее она прижималась к своей невесте. Женщина задорно смеялась, закинув руки на шею суженной, и покрывая ее прекрасное лицо легкими поцелуями. — Час,– коротко ответила Лань Ванцзи, убрав со своей шеи и перехватив поудобнее руки Усянь, а после подарила ей ответный поцелуй, полный любви и нежности. – Ээ? Почему час? Так мало? Лань Чжань, ты уверена, что ничего не перепутала? – удивленно воскликнула Вэй Усянь, когда страстный поцелуй был уже разорван. — Мгм, точно, Вэй Ин нужно привести в порядок. — Я не думаю, что этому платью уже чем-то поможешь. Или ты решила, что мои обычные ханьфу подойдут? Но они черные, красного там не так много. Я хочу, чтобы празднование нашей свадьбы стало самым запоминающимся событием в нашей жизни, нет, лучше во всех Облачных Глубинах или лучше во всем мире. Эй Лань Чжань, ты куда меня тащишь? Ты решила уединиться в цзинши прямо сейчас? Цзецзе, я не понимаю чего ты хочешь.

Лань Ванцзи отпустила руку любимой, а за вторую повела ее в сторону цзинши. Вид ее был невероятно собранным и серьезным. В ледяных глазах горел огонь решимости, а мягкие губы крепко сжаты. Когда они зашли в цзинши Ванцзи усадила возлюбленную на кровать, и попросив немного подождать куда-то отошла. Вернулась она уже жутко смущенная и с красным свертком в руках. Она протянула его суженной и алея ушами произнесла:

— Это для Вэй Ин. Вэй Усянь дрожащими руками с невиданным доселе трепетом приняла из рук Лань Ванци алый сверток. Она нервно сглотнула. Почему-то, в горле резко пересохло, а сердце бешено забилось, будто-бы стремясь вырваться из груди. Ее голос дрожал, когда она задавала свой вопрос:

— Лань Чжань... Это... Это мне? Это свадебное платье? Ты.... Ты сама его сделала? Я правильно поняла? Своими собственными руками? Это для меня? Ты сделала его для меня? Правда? Лань Чжань... Ты замечательная! Спа... Нет, я не буду это говорить. Между нами не должно быть «спасибо» и «прости», я помню, Лань Чжань! Но когда, ты его сделала? Почему не отдала его сразу?
— После войны. Оно... Не очень красивое. Я не очень хорошо шью...– чем дальше говорила Лань Ванци тем сильнее краснели ее уши. – Лань Чжань, не придумывай! Оно прекрасно! Оно не может быть плохим, потому что его сшила Лань Чжань! И ты уже тогда его сделала? Ах, вот зачем моя Лань–цзецзе звала меня в Гусу, ты хотела, чтобы мы поженились! Ах, какая замечательная у меня цзецзе!– восхищалась Вэй Усянь разворачивая свадебное платье и рассматривая его, крутя в руках, – жаль, что я не могу ничего тебе подарить. Хотя, стой. Дай мне пожалуйста наши свадебные и золотые нитки с иглой! — Зачем? – не поняла заклинательница. — Не спрашивай! Дай! Сейчас увидишь! – Усянь нетерпеливо подергала рукой, потарапливая любимую.

Лань Ванцзи непонимающе нахмурилась, но достала золотые нити и протянула их любимой А после осторожно выпутала из растрепавшейся копны смоляных кудрей алую ленту, она нагнула голову, позволил возлюбленной распустить свою прическу и достать из нее свою ленту, получив благодарственной поцелуй в ответ на это действо.

Вэй Усянь получив из рук возлюбленной необходимое, довольно ловко просунула нить в иглу и принялась за вышивку на лентах, не давая посмотреть Лань Ванци на них. Когда, она закончила, то радостно протянула их жене. На алых свадебных ленточках были вышиты красивые узоры, а по краям красовались силуэты кроликов с названием их песни внутри.

– Лань Чжань, а вот мой подарок! Теперь,эти ленты выглядят куда, как лучше! Не правда ли? – лицо Вэй Усянь сияло, а широкая улыбка, казалось освещала, если не весь мир, то сердце Лань Ванци точно. Мир уплыл из под ног Лань Ванци, а сердце яростно забилось от этого поступка. – Мгм, – ответила она и чувственно поцеловала ту, которой отдала свое сердце, – Вэй Ин, тебе нужно привести себя в порядок– разорвав поцелуй, низким от чувств голосом произнесла заклинательница. – Хорошо, ты же мне поможешь, Лань Чжань? – заглядывая с озорством в глаза, выдохнула в губы Вэй Усянь. – Мгм.

Лань Ванци нежно расчесывала вновь вымытые волосы любимой,изредка поднося их к лицу и вдыхая родной аромат. Очень трепетно и аккуратно, она собрала свадебную прическу на голове возлюбленной, вплетя туда вышитые ей ленты и закрепив драгоценными шпильками. Женщина, в последний раз поправила макияж и прическу возлюбленной и застыла глядя в ее влюбленные глаза, таким же влюбленным взглядом.

– Я люблю тебя, Вэй Ин, – неожиданно произнесла Лань Ванцзи своим тихим и бархатистым голосом. – Я тоже тебя люблю, Лань Чжань, – ответила ей Вэй Усянь и нежно переплела с ней пальцы.

Так и вышли они из цзинши, крепко держась за руки и влюбленно смотря друг на друга. Незадолго до места проведения церемонии они остановились и Вэй Усянь легким движением набросила себе на лицо алое покрывало, тем самым закрыв его.

– Цзецзе, теперь ты увидишь это лицо лишь после трех поклонов. Я знаю, что оно тебе нравится. Оно такое милое, впрочем, я уверена, что тебе и мое прошлое лицо нравилось, наверное, даже больше. Оно мне самой нравится больше, все таки, оно не такое детское. Мо Сюаньюй была старше меня на момент моей смерти, когда призывала меня в свое тело, а выглядит младше. Что за несправедливость? Да и... – Вэй Ин, хватит. Мне все равно, как выглядит Вэй Ин, пока это она. – перебила ее Лань Ванци. – Лань Чжань! Хватит говорить мне такие смущающие вещи без предупреждения! Я так задохнусь от счастья! Да и в нашей паре – это я должна болтать смущающие вещи, а не праведная Лань Чжань! – смущенно произнесла Вэй Усянь, активно жестикулируя руками себе в помощь, – Ой, кажется нам пора торопится, а твой дядя вернулся и сейчас просверлит во мне дырку своим жутким взглядом! – Мгм, – Лань Ванци улыбнулась и взяла любимую за руку.

Держась за руки они дошли до середины и сели на колени, и только тогда отпустили друг друга, чтобы принести три поклона. Первый земле и небу. Второй предкам. И третий друг другу. Когда все поклоны были принесены Лань Ванци сняла покрывало с лица жены и залюбовалась сияющим выражением искреннего счастья на нем. Наконец, они поцеловались, вложив в этот поцелуй все свои чувства. Это и есть любовь,а кроме любви им ничего больше в этом мире и не надо.
И пусть горят в аду все ненавистники и други , а ты страдай от вечной жизни на проклятой земле....
Аватара пользователя
Kitty De nuar
Пользователь
Пользователь
 
Сообщения: 71
Зарегистрирован: 21 сен 2015, 22:16

Вернуться в Проза

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron