Интерактивный литературный клуб "Начало"


Vox audita perit, littera scripta manet - Рукописи не горят.

Одна любовь на троих

Наша проза.

Одна любовь на троих

Сообщение Kitty De nuar » 15 ноя 2019, 13:39

Окей! С вами снова смелая и безумнач писательница, которая ничего не боится. А эта работа также по фанломе китайской новеллы «Магистр Дьявольского Культа». А теперь, внимание, ибо может отпугнуть.
Это Слэш!!!
Это Полиамория (более двух в отношениях) !!!
Если вы дошли до сюда, значит, вас это не пугает.
Для меня это новый опыт. Работа пишется в рамках недели пейринга ЧжуйЛинИ. На каждый день новач тема. Это сборник несвязанных историй, которые объеденены персонажами. На каждый день я буду писать какая у него тема. Очень надеюсь, что мне удалось.
И пусть горят в аду все ненавистники и други , а ты страдай от вечной жизни на проклятой земле....
Аватара пользователя
Kitty De nuar
Пользователь
Пользователь
 
Сообщения: 71
Зарегистрирован: 21 сен 2015, 22:16

Re: Одна любовь на троих

Сообщение Kitty De nuar » 15 ноя 2019, 13:44

День первый современность/взросление

Комната в студенческом общежитие… Это комната в студенческом общежитии и ей и останется несмотря на все их старания. Ее не изменит и большая кровать посреди комнаты, вместо двух двухъярусных, которые сломались еще тогда, когда двух первокурсников правового Цзинъи и Цзинь Лина и переведшегося к ним на первый курс с экономического Сычжуя только поселили в эту комнату.

Им стоило бешенных усилий уговорить поселить их втроем в одну комнату, а не раскидывать по разным, где только найдется место, еще кучу усилий надо было приложить, чтобы уговорить соседей по блоку поменялся с ними комнатой, так, чтобы вышел желаемый результат. Результат вышел, но кровати, которые стояли там сломались сразу, как Цзинъи и Цзинь Лин, забрались на верхние ярусы на скорость. Победил Цзинъи о чем и радостно сообщил Цзинь Лину, свесившись вниз и шлепнув его по заду, за что получил от почти взабравшегося Цзинь Лина, пинок. И кровати, которые стояли там, если не с основания КНР, так с его 50-летнего юбилея, так точно, не выдержав такого заерского обращения от слишком активных студентов рухнули, вместе с самими студентами. После этого своих чудом ничего себе не сломавших парней, Лань Сычжуй отащил в медпункт, а потом пошел к коменданту, докладывать о том, что произошло с кроватями. Тогда и была куплена огромная кровать на троих, которую с легкой руки Лань Цзинъи назвали «траходромом».

Также унылую обстановку не могли исправить разбросанные по комнате вещи от Гуччи, которые раскидал Цзинь Лин. Ни огромные золотистые шторы, которые Цзинь Лину привезла его добрая мама. Ни деревянный столик, на котором гордо стоял одинокий принтер. Ни раскрашенный под небо с облаками потолок. Потолок разрисовывал, навестивший сына Вэй Усянь. А потом очень долго доказывал разозленной комендантше, что это исскуство, а не порча имущества. И столько же объяснял это сомневающимся мужу и сыну.

Комната сама по себе была очень унылой и навевающей тоску. Цзинь Лин порывался перетащить в общежитие мебель из своей комнаты дома и переклеить обои. Рассказывал он о своих планах гордо нахохлившись и ярко сверкая глазами. Такой хвалившейся Цзинь Лин был очень милым и привлекательным в глазах двух Ланей, и окончилось это, тем что его завалили и заласкали, после отимели двух сторон. Ремонт комендантша запретила делать, чем невероятно расстроила Цзинь Лина. И тогда в богатую на способы найти проблем на пятую точку, голову Цзинъи пришла идея обвесить всю комнату их фотографиями. Сычжуй был против, но он не смог противостоять двойному напору, потому что это был тот редкий момент, когда Цзинь Лин был согласен с младшим Ланем.

И теперь, они втроем развешивают по стенам фотографии, клея их на супер клей. Лань Сычжуй уже представлял себе весь ужас их будующего наказания, когда про это узнают, но ничего не мог поделать, а лишь тяжко вздыхая, помогал.

— Юная Госпожа, я конечно, шутил, что ты чуть ли не родился с золотой ложкой во рту, но не думал, что это действительно так. — громко протянул Цзинъи, рассматривая фотографию, которую держал в руках.
— Ложкой? — непонимающе, переспросил его Лань Сычжуй.
— Ага, смотри! — он пихнул старшему парню фотографию маленького Цзинь Лина. Маленький мальчик на фото смешно дул щеке и пытался уаернутся от ложки с кашей. Золотой ложкой, как и ползунки, которые были на нем надеты.
— И вправду, золотая…
— Отдай! Какого фига она тут оказалась?! — Цзинь Лин пылал от смущения, и от этого казался еще милее.

Сычжуй не смог удержаться от того, чтобы не поцеловать смушеного парня, вызывая новую волну смущения, и наслаждаяся приглушенным писком. Тоже самое, следом, проделал и Цзинъи, вызывав бурчание под нос и довольно прикрытые глаза. Отстранившись от строптивого Цзинь Лина Лани обменялись довольными взглядами и вернулись в просмотру фотографий. На этот раз внимание привлекли две фотографии маленького А-Юаня. Обе фотографии являлись примером издевательства родителей над ребенком. На первом фото довольный Вэй Усянь сидел около грядки с редисками, а среди редисок был по пояс закопан А-Юань, который в силу возраста не понимал, что происходит и воспринимал это, как игру. На другой он же ревел, погребенный под кучей кроликов в кроличьем саду их дома, а над ним с кроликами в руках стоял Лань Ванцзи, который думал, что ребенку понравится закопаться среди пушистых комочков, но кролики его только испугали. Рядом с Сычжуем хихикали Цзинъи и Цзинь Лин, оба положившие подборки ему на плечи и из такого положения смотря на фото у него в руках.

— А над тобой в детстве, как только не издевались, я посмотрю, — ехидно протянул Цзинь Лин, — неудивительно, что ты познал дзен. И всегда такой спокойный.
— А почему я не знал об этом? Мы же с детства все время вместе. — с удивлением произнес Цзинъи.
— Мне на этих фото года три-четыре, ты тогда только ходить научился, так, что неудивительно, что не помнишь. Мы позже познакомились. — мягко ответил парню Сычжуй и улыбнулся.

Теперь, настал черед детских фотографий Цзинъи. Маленький Лань Хао* широко улыбался, и демонстрировал первый выпавший зуб, который держал в маленькой ручке и показывал на камеру, а другой рукой, специально растягивал рот пошире, чтобы точно было видно, что у него выпал первый в жизни зуб.

— Тебе тут сколько? Я и не помню, когда у тебя выпал первый зуб. –задал вопрос старший парень.
— Нашел чем гордится. Зуб выпал. — фыркнул Цзинь Лин.
— Вот уж простите, Юная Госпожа, что простые дети гордятся выпавшими зубами. У тебя, наверное, молочные зубы на клей клеили, пока коренные не отраствт, чтобы Юная Госпожа беззубой не была! — показал язык Цзинь Лину Лань Цзинъи, а после обратил свое внимание на Сычжуя, –Не помню уже точно, лет пять, наверное. А ты тогда в школу уже ходил, вот и не помнишь! Я помню, как ты сидел с яблоками, делая домашее задание по математике. — весело засмеялся Цзинъи.
— Он считал на яблоках?
— Ага! Надо будет найти фото, если оно сохранилось. Я помню, как Сычжуя моя мама фотографировала, он с таким серьезным лицом сидел тогда. Она должна быть тут! Я уверен! — Цзинъи начал судорожно листать альбом, пока не нашел искомое, — Ага! Вот она! Я же говорил что, она должна быть тут.
— И вправду, такой серьёзный. Ты что боялся, что если не будешь считать, как в примере из учебника, на яблоках, то тебя накажут? — сквозь смех произнес Цзинь Лин.
— Нет, что ты! Все было не так! Просто, так было удобнее считать… — смутился Сычжуй, –давайте лучше дальше смотреть, — А это, кажется, фото с нашего первого свидания.
— Да? Покажи! — в унисон воскликнули Цзинь Лин и Цзинъи.

Лань Сычжуй молча протянул фото своим парням. Фото было сделано в фото-будке в парке аттракционов. Это было фото времен старшей школы. На фото они выглядели невероятно смущенными, но крепко обнимались втроем, стремясь быть, как можно ближе к друг-другу. Это был день, когда начался новой этап в их жизнях. Когда дружба окончательно переросла в любовь. Но сегодняшний день, полный теплых воспоминаний был ничуть не хуже того дня.
И пусть горят в аду все ненавистники и други , а ты страдай от вечной жизни на проклятой земле....
Аватара пользователя
Kitty De nuar
Пользователь
Пользователь
 
Сообщения: 71
Зарегистрирован: 21 сен 2015, 22:16

Re: Одна любовь на троих

Сообщение Kitty De nuar » 15 ноя 2019, 14:38

День второй Ханахаки (кайхуа на китайском)

Кайхуа*– проклятая болезнь, которую по ошибке или по чьей-то злобной насмешке называют проявлением искренней любви. Так думал Юный глава ордена Ланьлин Цзинь, это чертово проклятье поразило и его. Он задыхался от нежных цветков сирени и сакуры в своих легких. Задыхался, выкашливал их с кровью, царапал стебелями их листков горло, но не мог ничего с этим сделать, не решался избавить себя от страданий.

Либо он признается и его чувства примут, а болезнь пройдет, либо его признание отвергнут и он сразу умрет. Был конечно вариант убить причину болезни, и тогда, она сама прошла бы, но… Он слишком любил для такого. Ему оставалось лишь мучаться и ждать, когда он окончательно задохнется от лепестков в горле. Подавиться ими, захлебнётся, не в силах избавиться от них.

Нет, он не может признаться. Не может сказать правду. Ведь, это так дико. Дико любить двоих. Дико и глупо, но он ничего не может поделать со своим глупым сердцем, со своими глупыми чувствами. Они съедают изнутри и медленно разрывают сердце, но тут нельзя ничего сделать. Цзинь Лин не в силах отказаться от них. Яркие и нежные цветки означают любовь, чистую, преданную, чистую, искреннею и невиную. Такую же, как и его возлюбленные. Прекрасные, статные, гибкие и такие привлекательные, такие завораживающе, такие идеальные Лани.

Даже, признайся он одному из них и случится так, что его чувства примут, то будет еще второй и уж тогда ему придет конец. Потому что никто не станет терпеть третьего в отношениях и его убьют, если не одни, то вторые цветы. И думай, что его убьет сакура или сирень. Или сразу оба цветка.

Нет, Цзинь Жулань предпочтет умереть сам и тихо, но так, чтобы его любимые Цзинъи и Сычжуй не винили себя в его смерти, и не проклинали его. Такого исхода он желал бы меньше всего на свете. Поэтому и принял такое решение.

В первый раз, цветы вырвались из его горла, когда после одной из общих ночных охот он, вдруг, внезапно осознал, что хотел бы провести с ними вечность, и расставаться с ними так не хочется. Так сильно саднит и ноет рана на сердце, от осознания того, что он не будет так близок с ними, как желал бы. Они попрощались, а из его горла вырвались маленькие, легкие лепестки. И он с удивлением смотрел на свою ладонь в которой лежали эти лепестки. Было одновременно и радостно, и страшно. Он полюбил, и любовь эта настоящая, искренняя, но… Она его и убьет.

Но кажется его погибель ближе, чем он думал. Ланьлин навестили те от которых сердце юного главы сладостно и болезнено трепетало. И от этой новости окровавленные цветы вновь вырвались из его горла, вместе с кошмарным кашлем. Чем сильнее была его любовь, чем больше времени проходило, и чем радостнее и приятнее были эти чувства, тем сильнее и мучительней была его болезнь. Нет, ему нельзя показываться им на глаза! Ни в коем случае! Но и не встретить драгоценных гостей он не может. Цзинь Лин крепко сжал руку в кулак, и нервно сглотнул, подавляя рвущийся наружу чудовищный кашель, он погладил вертящиюся у ног Фею и сжав волю в кулак, пошел на встречу.

— Ну тиши, Фея, дай спокойно идти! Хватит бросаться мне под ноги. Я тебя пну, если не прекратишь! Куда рванула?! Фея, к ноге! Вот же предательница! — возмущался Цзинь Лин в след собаке, которая кинулась облизывать появившегося в дверях зала приема Лань Цзинъи.

Юноша наградил счастливую собаку щедрой порцией почесушек и заливистым смехом, от которого что-то в груди Цзинь Жуланя встрепенулось. Когда следом зашел Лань Сычжуй и мягко улыбнулся, а после подозвал к себе собаку и легонько потрепал ее по холке, Юный глава еле подавил новый приступ любовной болезни. Но быстро состроил высокомерное лицо, и гордо задрав подбородок, обратился к застывшим в дверях Ланям;
— Эй! Куда делись все ваши манеры? Вы пришли играть с Феей или ко мне?
— Прошу нас простить, Глава Цзинь, за такое непочтение. — бархатным голосом произнес Сычжуй и склонился в учтивом поклоне.
— Эй! Юная госпожа, хватит бухтеть! Конечно, мы пришли к тебе, но как не потискать Фею, когда она сама к тебе лезет. Спасибо бы еще сказал, что твою собаку чешут! — задиристо разнесся веселый голос Цзинъи, а следом за ним веселый смех и столь любимые глаза засияли от искорок смеха в них затаившихся, — Вообще-то мы пришли позвать тебя с нами на ночную охоту, а то давно никуда не выбирались все вместе. Да и тебе, наверняка, надоело сидеть тут с этими замшелыми пнями!
— Цзинъи! Не стоит так называть старейшин ордена Ланьлин Цзинь, — осадил друга Сычжуй. От его мягкого и уверенного голоса подкашивались ноги, а мягкая и вежливая улыбка, а также невероятно добрые глаза заставляли сердце Цзинь Жуланя стучать в бешенном темпе.
—А что я могу поделать, коли это так?! Ты же сам их видел! Таких занудным стариков я еще не встречал! Цзинь Лин, я тебе сочувствую. Даже Учитель не настолько занудный, как они. Ладно, может, чуть позануднее, но их куда больше! — от эмоциональной речи Цзинъи смешок не смог сдержать, даже вежливый и правильный Сычжуй, сам же Цзинь Лин уже фыркал от смеха в кулак.
— Заткнись, придурок, я сам с ними справлюсь. Вы пришли звать меня на ночную охоту или озвучивать элементарные вещи?
— Прости, Цзинь Лин, мы решили, что ты будешь не против, если мы придем к тебе с просьбой о совместной охоте. Ты же не против? — спросил Сычжуй, заглядывая ему в глаза.

Цзинь Лин был не в силах отказать этому взгляду. Конечно, он согласился. И конечно, они пошли втроем на охоту, которая стала сильным испытанием для него, пытающегося скрыть чувства. Лани двигались быстро, ловко и слаженно, казалось, что они читали мысли друг друга и знали, что другой собирается делать дальше. Цзинь Лина пронзило некое разочарование и зависть, от того, что они так близки друг с другом, но не с ним.

Совместное купание в реке, после охоты чуть не добило его. Гибкие, сильные, крепкие и изящные тела так и манили. Сычжуй был чуть старше и лучше развит физически. У него была хорошая, а что самое главное привлекательная мужская фигура. С широкими плечами, узкими бедрами и крепкими мыщцами, которые выступали под бледной кожей. Цзинъи же, который был его ровесником, еще был слегка угловат, но скоро эта подростковая неуклюжесть должна была пройти. Он уже начал вытягиваться в рост и догнал их с Сычжуем. Сам же Цзинь Лин еще обладал нежным, юношеским плечом, но плечи, привыкшие к стрельбе из лука, были широкими и всегда гордо расправленными. Но мышцы у его возлюбленных были развиты сильнее. Особенно крепкие руки, в которых чувствовалась сила, что неудивительно, учитывая то, как их наказывают Гусу Лань.

Цзинь Лин засмотрелся на них. Не мог не смотреть. Слишком манили его взгляд красивые тела двух причин его недомогания. Его погибель. Он не смог сдержать слишком сильный приступ кашля, цветы сыпались из горла, а он ощущал, как они заполняют его легкие и дыхательные пути и не хотят исчезать, а их количество лишь растет. На его кашель сразу кинулись Лань Цзинъи и Лань Сычжуй. На их прекрасных лицах читалось беспокойство и испуг. Когда Цзинъи и Сыжчуй подхватили судорожно кашляющего Цзинь Лина, чтобы тот не упал в воде, его кашель лишь сильнее разыгрался. Они с беспокойством переглянулись, а потом Сычжуй задал осторожный вопрос;

— Это… Кайхуа? Это оно, да?
— Из-за кого это?! Скажи, а не то задохнешься этими чертовыми цветами! Это кто-то из нас? Не бойся! Скажи! Умоляю! — не дожидаясь ответа Цзинь Лина, следом за Сычжуем свой вопрос задал испуганный Цзинъи.
— Цзинь Лин, прошу, скажи. Ни я, ни Цзинъи не желаем, чтобы ты умер…– голос Сычжуя всегда спокойный звучал взволновано и надрывно.

Цзинь Лин решил, что уж лучше он скажет правду и умрет, не получив ответного признания, но не будет заставлять их терзаться в догадках и винить друг-друга.

— Вы… Оба… Я люблю вас…кха… обоих… –сквозь кашель прохрипел юноша и приготовившись умереть, услышал легкий шелест и мягкое прикосновение нежных рук и приятной ткани на своих запястьях. А после с двух сторон донеслось такое желаное и несбыточное;
— Мы тебя тоже.
И пусть горят в аду все ненавистники и други , а ты страдай от вечной жизни на проклятой земле....
Аватара пользователя
Kitty De nuar
Пользователь
Пользователь
 
Сообщения: 71
Зарегистрирован: 21 сен 2015, 22:16


Вернуться в Проза

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и гости: 2